Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Category:

«Берите власть вы, сколько унесете»?

Виктор ДОЛОНЬКО
Рисунок Сергея САВИНА

Мы не могли не высказаться по поводу скандала вокруг дня рождения в театре оперы и балета с участием юных балерин. Не могли, потому что газета, которую вы держите в руках, – «про культуру». Про культуру художественную, про культуру повседневности, про культуру личности. Не могли, потому что с просьбой прокомментировать ситуацию к нам обращались наши читатели. Не могли и потому, что участники скандала – «те, с которыми я», к великому сожалению.

Мы ждали, когда окончится «ведомственная проверка». И вот она завершилась. Никаких иных новых фактов уже не случится – только их интерпретации.
Меньше всего в этой «пьесе жизни» мне нравится играть роль Савонаролы: кто из нас в свое время не делал ошибок – пусть откликнется. Но это «меньше всего нравится» не избавляет от необходимости анализа. Не сделаешь его, и ошибок станет еще больше.

[Spoiler (click to open)]
Вначале давайте сократим число «делателей ошибок» в этой истории, уберем заказчиков торжества. Подумайте сами. Вот к вам приходит администратор Грановитых палат (а театр на главной площади Самары – это наши местные Грановитые палаты) и предлагает отпраздновать у них день рождения вашего отпрыска. Стоимость услуги вас устраивает. Вы откажетесь? Да нет, конечно. Ведь к вам не «жучок» какой-то обратился – официальное лицо. Значит – так можно. И вы соглашаетесь. В чем вина перед обществом? Ее нет. Ошибка есть, но о ней – чуть позже.
Исключим из числа «виноватых» и режиссера. К нему обратились с предложением поставить день рождения маленькой очень симпатичной девочки, и он предлагает сделать спектакль о «принцессе», мечтающей стать балериной. В его распоряжение отданы все ресурсы театра – выдумывай и твори! К режиссеру обратились с согласия «хозяев» театра. И опять: вины – нет, ошибка – есть.
Только еще одно замечание: без согласия театра доступ к ресурсам театра невозможен. Сами понимаете.
Таким образом, в числе потенциальных «виноватых» остаются «хозяева» театра (в трех лицах). Есть главный «хозяин», который подписывает договор на проведение праздника на одной из действующих сцен театра. Праздник с кейтерингом в самый разгар второй волны эпидемии, то есть с наличием большого числа «посетителей», употребляющих еду и напитки и «по ходу» наблюдающих за сценическим действием. Пир в театре, в котором отменены оперные спектакли из-за массовых заболеваний в хоре, а балетные идут под фонограмму, так как по той же причине нет возможности собрать оркестр.
Это преступная безответственность. Почему главный «хозяин» на нее пошел? Главная причина – чуть позже, а второстепенная – в театре нет денег, достаточных для деятельности столь мощного хозяйственного организма. Почему нет денег, можно объяснять долго, искать «геополитические» ошибки (и они есть), но есть одно обстоятельство, которым невозможно пренебречь: «хозева» не умеют продавать билеты на репертуарные оперные и балетные спектакли. И причина не в «короне»: уже до пандемии залы были, прямо скажем, полуполные. Не умеют продавать, потому что не умеют и потому что не любят этот высокий жанр, оттого стремятся залатать дыры разными гэгами – днями рождения, экскурсиями по чердакам a`la «Призрак оперы», «дискотеками в масках». Так и до шестов по периметру сцены недолго: балет в наличии как-никак.
Но вернемся к дню рождения, ко второй половине беды. В качестве артистов кроме «взрослых» танцовщиков были «задействованы» учащиеся хореографической школы-студии при театре. Один из «хозяев» пришел и попросил «выписать» учениц на концерт! И детям объявили об их участии в концерте. Концерт и концерт. Никто же не предупредил ни самих детей, ни их родителей про стол и иные привнесенные обстоятельства. К тому же юридически студия структурно входит в состав училища (отсюда и путаница в СМИ).
Обращение к детям вполне логично: им не нужно платить. «Нет такого преступления, на которое капитал бы не пошел ради 300% прибыли», – как говаривал британский профсоюзный активист Томас Джозеф Даннинг.
Дети в эпидемию, когда «взрослые» – на самоизоляции. Когда их ровесников отправляют на удлиненные каникулы – их отправляют танцевать перед столами! И в итоге выговор получает директор училища.
И это правильно! Но как директор училища могла не дать согласие, если к ней обратились «хозяева» театра, в котором училище базируется? Да и театр – самый важный «потребитель» его выпускников? Это был бы самоубийственный шаг. Зато сейчас любой подчиненный или партнер театра удвоит внимание в поисках возможных для него рисков и угроз. Если «хозяева» делают вид, что не понимают, в чем их вина, нужно самому озаботиться поисками их промахов. Представляете, как начнет скрипеть «бюрократическая телега», если все подчиненные и «зависимые» начнут остерегаться «подстав» со стороны начальства?
Вот если бы сделавшие ошибку принародно за нее повинились. Им бы ошибку простили, но… Просить прощения могут только люди профессионально пригодные. Те, кто в состоянии понять, в чем суть просчета. И вот мы, наконец, подошли к ошибкам и заказчика, и режиссера: они не сделали поправку на то, что имеют дело с людьми, далекими от интересов того, «хозяевами» чего они являются.
Урок, надеюсь, пойдет впрок. Только бы девочки не заболели.

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 5 ноября 2020 года, № 21 (194)
Tags: Культура Самары, Культурная политика, Театр
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment