Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Category:

Юбилей джазового стиляги

Игорь ВОЩИНИН *

В девяностые мне довелось вести много джазовых концертов и фестивалей в Самаре. На одном из них я представлял известного отечественного джазового саксофониста Алексея КОЗЛОВА вместе со Струнным квартетом имени Шостаковича. 13 октября джазмену Козлову исполнилось 85 лет, и названное выступление – далеко не единственный музыкальный сюрприз в его богатой творческой биографии.

Алексей увлекся джазом в школьные годы под влиянием патефонных пластинок и легендарного американского кинофильма «Серенада солнечной долины». Этот фильм с участием оркестра Гленна Миллера в сороковых годах обеспечил первое знакомство советского человека с американским джазом и повлиял на формирование музыкальных предпочтений и симпатий тогдашней молодежи.
По воспоминаниям Алексея, родословная его отца тянется из деревни неподалеку от Самары. Отец был убежденным коммунистом-большевиком и уже в юности у Леши с его прозападными симпатиями возникали с родителем конфликты. В начале пятидесятых Алексей, как и многие его сверстники, увлекался западной музыкой, танцами, модой на одежду и прически и вошел в круг молодых людей, которых строгие часовые социалистической морали клеймили позором и называли стилягами. Отец не принимал и увлечения сына, его трясло от голоса Луи Армстронга, которого он представлял толстым мерзким буржуем с сигарой во рту – как на карикатурах в сатирическом журнале «Крокодил». Свою тогдашнюю жизнь Алексей позже красочно описал в книгах «Козел на саксе» и «Jazz, rock и медные трубы». Убеждения стиляги он сохранил и до наших дней – естественно, уже в преломлении зрелости и жизненного опыта. И связано это, прежде всего, с его профессией. Сегодняшней. Фактической.

Алексей Козлов и Игорь Вощинин в Самаре

[Spoiler (click to open)]
Окончив в 1962-м Московский архитектурный институт, он занимался наукой, написал диссертацию, рукопись которой с грифом «Секретно» до сих пор хранится в архивах Госкомитета по науке и технике. Но уже с конца пятидесятых Алексей был в числе основоположников отечественного импровизационного джаза. До этого он окончил музыкальную школу по классу фортепиано, самостоятельно освоил саксофон, студентом играл в первых советских джазовых ансамблях.
Вся его жизнь достаточно четко делится на два этапа: «до» и «после». Козлов оказался в числе советских джазменов «инженерного призыва», и именно музыка вынуждала его игнорировать важные дела в своей технической профессии, из которой он в конце концов окончательно ушел.
Джаз и субкультура стиляг в пятидесятых годах оказались тесно связанными. Наверное, они стали частью какого-то определенного социального и эстетического поведения. Сам Козлов говорит, что джаз для него – средство добиваться с его помощью чего-то более высокого и значительного.
Джаз родился в Америке, а на фоне сложностей жизни и в жутких условиях дворовой неустроенности в послевоенное время советская молодежь видела в американской действительности эталон, который хотелось достигнуть. Нет, стиляги не были открытыми диссидентами, не призывали к смене режима и даже были подчеркнуто аполитичны, но хотели иметь право на свою индивидуальность в окружающем их мире серости и безликости.
Они не принимали навязываемый им образ жизни с вышагиванием стройными рядами, одинаково стриженными под «полубокс», в неразличимых серых одеждах и распевающими бодрый «Марш энтузиастов». Субкультура стиляг стала демонстрацией протестного неприятия навязанной действительности, попыткой создать собственный мир в условиях коммунистического режима с его множеством ограничений.
Первые признаки субкультуры стиляг проявились в конце сороковых, когда партийные идеологи пошли в поход против «космополитизма в искусстве». Был немедленно запрещен и джаз во всех его проявлениях, и вполне естественно, что именно он и стал культовой музыкой стиляг. И я пишу об этом не с чужих слов, поскольку сам побывал в рядах первых стиляг в Куйбышеве, а в конце пятидесятых четыре года «лабал» на рояле в джазовом биг-бэнде Клуба имени Дзержинского – форпосте городских чуваков.
Официальные власти, конечно же, считали этот образ жизни молодежи совершенно недопустимым, просто вредным. Сатирический журнал «Крокодил» изощрялся в фельетонах и карикатурах. Стиляги же вызывающе продолжали носить узкие брюки, желтые буклевые пиджаки, яркие галстуки с обезьянами на пальме, «бахилы» на толстой каучуковой подошве. Прически были «под Тарзана»: длинные волосы с «коком» впереди. Длина волос и ширина брюк стали критериями уровня политической сознательности советского человека.
Большинство активистов субкультуры были выходцами из интеллигентных и высококультурных семей, а позже многие чуваки стали известными учеными, дипломатами, писателями, артистами.
***
Один из них – музыкант и композитор Алексей Козлов.
В 1961–65 Козлов играл – вначале не на альтовом, а на баритоновом саксофоне – в легендарном кафе «Молодежное», ставшем фактически первым московским джаз-клубом. В 62-м он побывал на фестивале Jazz Jamboree в Варшаве с первым выехавшим за рубеж отечественным джазовым ансамблем пианиста Вадима Сакуна.
В 1966-67 Алексей – в знаменитом ВИО-66 Юрия Саульского и одновременно в квартете солистов этого оркестра. Позже во время гастролей ВИО-66 в Куйбышеве на мой вопрос, почему Козлов ушел из бэнда, Саульский ответил, что Алексей просто перерос роль оркестрового, даже солирующего, саксофониста.
В конце шестидесятых у Козлова появились собственные ансамбли – в кафе «Ритм», затем – в «Печоре». В 73-м он создал легендарный «Арсенал», ставший первым отечественным ансамблем джаз-рока, существующим после неоднократной смены состава до наших дней. Собственно, с него и стартовало в стране большое и многоликое направление в джазе – Fusion, а «Арсенал» стал главным и любимым детищем Алексея.
Козлов постоянно генерирует свежие идеи, создает новые проекты. В джазе он прошел через стили хард-боп, кул, модальный джаз, фанк, фри-джаз, хотя, по собственному признанию, с удовольствием слушает ранний свинг и даже сладкую танцевальную музыку 20–30-х годов.
Сегодня в великолепном Джаз-клубе Алексея Козлова на Маросейке каждую пятницу играет чисто инструментальный новый состав «Арсенала», хотя до этого в нем были и вокалисты, и попытки показать концертную версию рок-оперы Jesus Christ Superstar. Были даже экскурсы в брейк-дэнс и хип-хоп. Козлов досконально знает и чистый рок. В 87-м он организовал секцию рок-музыки в Союзе композиторов Москвы. Я при необходимости заглядываю в его книгу «Рок-музыка: истоки и развитие».
***
Эти заметки я начал с концерта Алексея Козлова с Квартетом имени Шостаковича. В нем тогда прозвучали уникальные версии композиций Форе, Прокофьева, Бородина, Сати, Дебюсси, а несколько раньше мне довелось вести концерт дуэта Алексея и молодого пианиста. В Большом зале Московской консерватории Козлов выступал с камерным оркестром Юрия Башмета. Его саксофон блестяще звучал даже в программе еврейского мужского хора.
Козлов знает и российский шансон и неоднократно представлял его историю в телепрограммах, сопровождая рассказ даже собственным исполнением «Мурки», «Гоп со смыком» и «На Дерибасовской открылася пивная».
Как-то в интервью он сказал, что со временем пришел к новому виду камерной импровизационной музыки и ничего другого ему играть просто не хотелось. Всё, что можно, уже переиграл.
Фантазия Козлова-композитора неистощима. Почти весь огромный репертуар «Арсенала» состоит из его сочинений, а иногда он вдруг начинает что-то писать и играть в стиле фанки-соул или даже забираться в дебри атональной музыки. Этот многостилевой и многожанровый разброс осложнил его отношения с некоторыми коллегами, убежденными джазовыми ортодоксами-традиционалистами, как музыкантами, так и критиками. Но авторитет Алексея Козлова велик, и его профессиональная компетентность в музыке вне сомнения.
Алексей Козлов – неутомимый просветитель и популяризатор джаза. Он выпустил серию из 32 CD-ROM по истории джаза, создал в Интернете сайт «Музыкальная лаборатория Алексея Козлова», вел серию лекций-концертов в московском Доме музыки, преподавал в Московской студии музыкальной импровизации, написал массу статей о джазе и рок-музыке, был ведущим телепрограмм «Весь этот джаз» и «Импровизации на тему».

Алексей Козлов и Рэй Чарльз

По собственным словам Алексея Козлова, джаз как образ жизни, как принцип мироощущения сыграл в судьбе многих представителей его поколения важную роль. Сам он испытал на себе все «прелести» борьбы с джазом в те времена, когда даже говорить о профессии джазмена было бессмысленно.
Сам Алексей как-то сказал, что с детства был «мальчиком наоборот», так как делал всё не как велели родители и учителя: долго не вступал в комсомол, в школьном возрасте стал стилягой-«чуваком», носил заокеанские одежки. А когда услышал, что «от саксофона до ГУЛАГА не больше шага», стал саксофонистом, но назло всем упомянутого шага не сделал. И в сегодняшний юбилей авторитет и престиж народного артиста России Алексея Семёновича Козлова в музыке абсолютно бесспорны.

* Член Гильдии джазовых критиков и Союза журналистов России.

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 22 октября 2020 года, № 20 (193)
Tags: Джаз, Музыка
Subscribe

  • Что ел и пил Бетховен

    Рубрика: Наталья Эскина. Неопубликованное Вчера был печальный день. Мы его отметили с расписными химерами, беломраморными путти и плачущими…

  • Пленительная сладость

    С Днем музыки, уважаемые читатели! Ольга КРИШТАЛЮК * Его стихов пленительная сладость Пройдет веков завистливую даль,…

  • Эффект Уствольской

    Последний из материалов «Свежей газеты. Культуры» о завершившемся фестивале искусств «Шостакович. Самарское время. DSCH…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment