Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Categories:

Смех против страха, или Шоковая реакция на экстремальный опыт

Сергей ГОЛУБКОВ *

В декабре 2019-го гуманитарии Самарского университета провели семинар «Производство аффекта: практики, поэтики, политики и технологии манипуляции». Руководителем и модератором семинара была профессор Ирина Владимировна Саморукова. Участники семинара плодотворно размышляли о философских, психологических, социологических, эстетических аспектах проблемы. Наступивший через несколько недель новый, 2020-й год уже к весне подтвердил актуальность проблематики семинара всей совокупностью своих последующих событий, неожиданных испытаний и новых фобий.

Еще в начале 2000-х мы проводили конференции, так или иначе связанные с отражением гипертрофированных эмоций в литературе: «Смех в литературе: семантика, аксиология, полифункциональность» (2003); «Морфология страха» (2005). Помнится, тогда Татьяна Викторовна Казарина пошутила: «Какая же будет следующая наша конференция? «Грех в литературе» или «Крах в литературе»?» Мы тогда дружно посмеялись и стали упражняться в сочинении аналогичных формулировок. Тогда это казалось забавным.
Но вот прошло с тех пор пятнадцать лет, и человечество оказалось на краю какой-то разверзшейся бездны, где есть место и греху, и краху. Человечество, видимо, расплачивается за свою беспечность. Весной началась пандемия коронавируса. Ползучая беда, охватившая весь мир, порождающая неясные перспективы нашей коллективной будущности. А параллельно развертываются впечатляющие картины других масштабных катастроф: пожары (напомним трагедию Австралии); множащиеся наводнения; повсеместно происходящая массовая гибель птиц, животных, обитателей прибрежных морских глубин. Всё это в течение года сплелось в такой тугой и тревожный клубок, что породило самые невероятные прогнозы, вплоть до мрачных предсказаний начавшегося шестого вымирания всего живого на Земле.
Словом, сплошной шок. Казалось бы, где уж тут место смеху, обозначенному в заглавии статьи? Но все дело в том, что по закону парадоксального сопряжения понятия «смех» и «страх» оказываются не столь уж далеко отстоящими друг от друга. Наверное, неслучайно критик и литературовед Наталья Иванова назвала одну из своих давних книг «Смех против страха, или Фазиль Искандер».

[Spoiler (click to open)]
***
Страх в человеческой жизни бесконечно многообразен. Он может иметь разную природу; может быть нормальной эмоцией и эмоцией явно патологической. Наличие страшного в повседневной социальной жизни (его объем, степень распространенности и укорененности) может стать выразительным индикатором общественного благополучия или, напротив, досадного неблагополучия. Многообразны формы проявления страха у животных и человека, разнообразны и формы художественного воплощения страха в искусстве.
Существует огромное число жизненных явлений, которые становятся причиной того или иного страха.
Безусловен и вполне понятен испытываемый каждым человеком страх смерти. Каждый человек, наверное, помнит то мгновение, когда ему, пяти-шестилетнему ребенку, впервые приходит осознание собственной смертности. Ужас неотвратимого охватывает маленького человека. А потом человек как-то свыкается с этой мыслью и живет дальше. Жизнь идет, и ты в разных ситуациях наблюдаешь чужую смерть. И здесь смерть, и там смерть. Такая разная, но одинаково страшная. Она таится где-то среди нас, живых, ходит, приглядывается, кого-то отбирает себе, от кого-то пока отворачивается... Эта мысль-открытие входит в беспечное детское сознание как тревожная нотка, как знак какой-то никем не постигнутой тайны.
Порой не само испытание внутренне разрушает человека, сколько бесконечное и несносное в своей томительности ожидание неизбежного прихода этого испытания. Человек погружается в засасывающую пучину непреходящего стресса, неизбывного горестного напряжения.
Еще Даниэль Дефо утверждал: «Страх опасности всегда страшнее опасности, уже наступившей, и ожидание зла в десять тысяч раз хуже самого зла». А Фридрих Шиллер писал: «Лучше страшный конец, чем бесконечный страх».
Сама жизнь может быть наполнена этим постоянным ожиданием беды. Большой или малой. Поправимой или фатально непоправимой. И тогда можно говорить уже о самом страхе жить. Сигизмунд Кржижановский весьма выразительно писал о нем в повести «Автобиография трупа».
***
В любом толковом словаре мы найдем объяснение значения слова «аффект». Это «кратковременное состояние сильного эмоционального переживания (отчаяния, ярости, ужаса и т. п.)». Обратим внимание на уточнение – «кратковременное». А если оно, это состояние, становится постоянным, хроническим, что тогда? Да, это шоковая реакция как отдельного человека, так и социума на экстремальный опыт – прошлый, нынешний, будущий. И если о прошлом мы что-то знаем, по мере возможностей изживаем застарелые психотравмы, если внутри нынешнего своего опыта, постепенно привыкая, каждодневно живем, то будущее наполнено неясными «страшилками». Как писал Анатоль Франс, «тревожит то, чего не понимаешь».
Еще в январе-феврале этого года торговые залы супермаркетов с покупателями в масках, больничные коридоры с врачами в спецодежде для «красной зоны», длинные очереди «скорых» у клиник – все это показалось бы нам кадрами из какого-то фильма-предупреждения. И вот эта кинореальность фантастических боевиков стала нашей повседневностью.
Экстремальный опыт оставляет глубокие душевные ссадины, аффективные следы. Аффекты рождают отчаяние, ведут к измененным состояниям психики. И понимаешь, что сегодня как никогда общество нуждается в витальном целительном смехе, в поддерживающей улыбке. Не в смехе как проявлении злорадного глумления. Не в трагикомическом смехе. Не в смехе – метафоре всеобщего безумия (как в экспрессионистической повести Леонида Андреева «Красный смех»). И не в сытом смехе-«ржачке» пустеньких увеселителей равнодушной публики. Сегодня потребность в добродушном дружеском смехе-целителе, который даст спасение от отчаяния.
15 лет назад в Самаре вышла книга Софьи Залмановны Агранович и Сергея Викторовича Березина «Homo amfibolos: археология сознания». Ученые занимались проблемой генезиса смеха, отвечали на вопрос, когда же появился человек не только прямоходящий (erectus), не только умелый (habilis), не только разумный (sapiens), не только играющий (ludens), но и смеющийся (ridens).
Остроумец Станислав Ежи Лец описал эту проблему одной забавной фразой: «Когда обезьяна рассмеялась, увидев себя в зеркале, родился человек». Однако авторы названной книги видели в смехе более сложный индикатор неоднозначности. Это когда в одном и том же явлении можно обнаружить разные смыслы. Становящегося человека отличает умение моментально считывать эти смыслы.
В журнале «Русский Newsweek» была опубликована статья Антона Степнова «Смехотворные способности», в которой давался обзор новейших исследований зарубежных ученых, изучавших реакции обезьян в условиях стресса. Исследователи фиксировали смеховые сигналы (своеобразный протосмех!), которые позволяли приматам контролировать поведение своих соплеменников, гасить возможную агрессию и помогали существовать в больших группах. Что уж тут говорить о современных людях, каждодневно обращающихся к смеху со всей многомерной совокупностью его оттенков – от по-детски непосредственной улыбки радостного приятия до социально окрашенной осудительной оценки.
***
Современному человечеству, живущему вопреки природе, а потому то и дело заходящему в экологические и геополитические тупики, не хватает критического к себе отношения, спасительной насмешки над собой, своими непомерными претензиями. Леонид Карасев в книге «Философия смеха» (1996) опроверг привычное противопоставление комического трагическому и смеха слезам. Он предложил другую смыслоемкую оппозицию: смех – стыд: «Смех ориентирован на другого. Стыд – на самого стыдящегося. Однако эта разница несущественна: мы можем стыдиться и за другого. Для этого лишь нужна любовь, делающая чужие переживания «открытыми» для любящего. В этом смысле смех и стыд легко меняются местами: и если высшая точка смеха – это смех над собой, то вершиной стыда – будет стыд за другого».

Высокомерным представителям современной технократической цивилизации, кичащимся всесилием разума, как раз и не хватает смеха над собой и стыда за других, иными словами, трезвого взгляда на себя со стороны. Да, это какие-нибудь лет 100–150 назад раздумья о будущем рождали позитивные и зачастую утопические ожидания и надежды (позитивистская вера в науку, господство рационализма). А сейчас все больше тревог и ожидания некоего Апокалипсиса, все больше разочарования в ментальных и этических ресурсах человечества.
Огромная беда, именуемая пандемией, рождает состояние аффекта – это кратковременное, взрывное и зыбкое состояние, когда человек может потерять контроль над собой. А тут один шаг до паники, гипертрофированных эмоций и самых крайних решений. Где бушуют страсти, там порой отсутствует элементарная логика. В таком состоянии человек легко может стать объектом безжалостной манипуляции со стороны другого человека, целого общества или государства.
В этом немалую роль может играть искусство, которое способно возбуждать определенные страсти и вызывать соответствующий эмоциональный отклик. Тут роль искусства двояка. С одной стороны, оно, выступая мощным резонатором, может усиливать негативные эмоции, а с другой – противопоставлять настроениям уныния атмосферу радостной витальности, давать надежду в самой трудной ситуации. Именно в таком жизненном смехе мы сейчас нуждаемся. Раз человек смеется, значит, он жив.
Что будет дальше? Исцелит ли нас жизнелюбивый смех от саморазрушения, которому мы с такой привычной покорностью и даже сладострастием отдаемся? Уменьшится ли число фобий, одолевающих душу? Или самые невероятные страхи только впереди, за близким горизонтом?

* Доктор филологических наук, профессор Самарского университета.

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 22 октября 2020 года, № 20 (193)
Tags: Литература, Психология
Subscribe

  • Нет стратегии лучше, чем "Авось". Они это доказали

    Программа из цикла "Трудный понедельник" от 9 апреля 2012 года. Вопросы: 1. Тольятти послевыборный. 2. Ищут место для нового порта. Выходит,…

  • Адреналиновая экономика

    Сегодняшняя сказочка – об арифметике и экономике. Арифметике – общечеловеческой, а экономике – российской. Предлагаю задачу.…

  • Неча на зеркало пенять…

    Пару недель назад Совет Самарской губернской думы практически единодушно не поддержал предложение общественной палаты по организации публичных…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment