Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Categories:

Любовь до гроба, или Да здравствует феминизм?

Татьяна ЖУРЧЕВА *

Продолжаю публикацию материалов о фестивале «Волжские театральные сезоны».

Пьесы Моэма ставят редко. По крайней мере, в России. И правильно делают. Блестящий, тонкий, остроумный прозаик, он слабоват в драматургии. В его пьесах отзываются и парадоксы Оскара Уайлда, и сарказмы Бернарда Шоу, и много чего еще. Он стремится быть современным, оставаясь при этом в пределах «хорошего тона», пытается размышлять о социальных проблемах, но не может выйти за пределы круга респектабельных леди и джентльменов. Сам джентльмен по рождению и воспитанию, он неизменно ироничен по отношению к себе подобным. В общем, он, наверное, слишком сам по себе, этот Моэм. И если в прозе, пользуясь правом автора, он полностью раскрывает себя, то в пьесе, где авторское слово почти совсем отсутствует, ему неуютно.

Однако пьесам Моэма нельзя отказать во вкусе и чувстве стиля, точном знании законов сцены, занимательной интриге, по всем правилам выстроенной. Это в полном смысле слова «хорошо сделанные пьесы», которые точнее всего было бы определить как салонные комедии.
«Верная жена» как раз из этого ряда. Поначалу спектакль обещал изящно поставленную, элегантно сыгранную салонную пьесу: на сцене роскошный, любовно, с массой мелких деталей воссозданный интерьер, который не надо менять – все действие происходит в одной комнате. Красивые, стилизованные под 30-е годы наряды меняются на радость зрительницам несколько раз; адюльтер, пикантные положения, обманы и разоблачения; несколько нарочитая, чуть-чуть аффектированная манера игры; наконец, классический английский дворецкий и несколько киношных гэгов, чтобы оживить действие.
Действие происходит в доме весьма респектабельных супругов Мидлтон: он успешный хирург, она – его жена, слегка пугающая своей идеальностью. К ним постоянно приходят, подолгу сидят, пьют чай ее мать и сестра, ее лучшая подруга, она же любовница мужа, ее друг юности, внезапно вернувшийся в Лондон через 20 лет, ужаленный ревностью муж лучшей подруги, еще одна подруга… Их всего девять, включая дворецкого, если верить программке, но кажется, будто все девятнадцать.

[Spoiler (click to open)]
Интрига поначалу состоит в том, что правдолюбивая сестра главной героини Марта (Наталья Третьякова) изо всех сил пытается сообщить ей об измене мужа, а все остальные тоже изо всех сил пытаются ей помешать. Сама же Констанс (Анна Геллер) ведет себя так благостно и добросердечно, что зрителю, в отличие от Марты, сразу понятно: она все знает.
После довольно длинной экспозиции, когда все друг другу старательно врут и так же старательное делают вид, что этого не замечают, наконец секрет полишинеля оглашается публично, и делать вид уже нельзя. Завязывается довольно своеобразный (вполне в духе Моэма) конфликт. В центре его, конечно же, Констанс. Она переживает серьезные внутренние разногласия с самой собой и принуждена сделать выбор. В то же время она противостоит мужу, который вроде бы раскаивается, но на самом деле не очень, и одновременно всем остальным, которые ждут, что она разведется с мужем, а она этого совсем не хочет.
Вот с этого момента режиссер вступает в некоторую полемику с автором. Моэм наделяет свою героиню недюжинным здравым смыслом и долей того здорового цинизма, который свойствен героям Уайлда и Шоу. Поняв, что сохранить видимость счастливого брака не удается, она с несокрушимой логикой формулирует свое подлинное отношение не только к собственной семье, но и к институту брака вообще, высказывает смелые феминистские идеи о необходимости равенства и финансовой независимости женщины. После этого Констанс находит себе работу, зарабатывает хорошие деньги и в финале уезжает в отпуск с другом юности. А муж остается дома ждать ее возвращения. Он, с его мужским самомнением и остатками поздневикторианских предрассудков, несколько шокирован, и вся сцена отдаленно похожа на финал «Пигмалиона».
В спектакле все пошло совсем иначе. Видимо, постановщику хотелось наполнить этот суховато-ироничный, весь такой английский сюжет русскими эмоциями, добавить хорошую порцию отечественного психологизма. Поэтому персонажи время от времени вдруг повышают голос. Неверный муж (Юрий Сташин), поняв, что им пренебрегают, так кричит, так бушует, что герои Моэма, пожалуй, сочли бы его за иностранца. Более того, оставшись один, он падает – то ли без сознания, то ли вообще замертво. И вот тут-то и начинается настоящий спектакль.
Впрочем, нет, не так. Начинается он, как и положено, в самом начале. Сюжету Моэма предпослан танцевальный пролог: страстный, очень откровенный, очень сексуальный танец мужчины и женщины, в которых мы через несколько минут опознаем мужа-изменника и коварную лучшую подругу Мари-Луизу (Юлия Шубарева).
Сергей Грицай поставил сложный, почти балетный номер, с которым актеры отлично справляются. При всей страстности, в этом танце есть и немалая доля иронии. Тем более что за ним из-за стеклянной двери наблюдают мать героини (Татьяна Григорьева) и ее сестра. И этот иронический флер вполне соответствует общей интонации последующего уже словесного действия.
Финальный же танец… Нет, это не танец даже, это мини-спектакль со своим собственным сюжетом. Так вот, он следует за бурной сценой ухода Констанс и обмороком/смертью покинутого мужа. Слова закончились, и началась подлинная, выраженная в танце жизнь двух любящих сердец.
Констанс возвращается, реанимирует практически бездыханного мужа, и они, как бы вновь обретшие друг друга, танцуют не менее страстно и откровенно, чем любовники в прологе. В танце они проживают долгую жизнь, доживают до старости, сохраняя любовь и привязанность друг к другу (это уже не столько танец, сколько миманс), потом она остается одна, верная его памяти, и только слегка постаревший дворецкий разделяет ее одиночество.
Вот и разберись тут, про что же это было – про женское равноправие или про то, что «смерть не разлучит нас»?
А впрочем, неважно. Танцевали действительно хорошо.

Молодежный театр на Фонтанке
У. С. Моэм
Верная жена
Пьеса в 2 актах
Режиссер-постановщик – Семен Спивак
Режиссер – Наталья Архипова
Художник-постановщик – Дарья Горина
Художники по костюмам – Дарья Горина, Екатерина Коптяева
Художник по свету – Евгений Ганзбург
Хореограф-постановщик – Сергей Грицай
Музыкальное оформление – Сергей Патраманский

* Кандидат филологических наук, литературовед, театральный критик, член Союза театральных деятелей и Союза журналистов России.

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 22 октября 2020 года, № 20 (193)
Tags: Театр
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment