Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Category:

От травести до героини

В декабре этого года Самарскому театру юного зрителя «СамАрт» исполняется 90 лет. Об истории театра, его спектаклях, труппе, традициях, разглядывая редкие фотографии, рассказывают актеры. Сегодня наш «историк» – заслуженная артистка России Людмила ГАВРИЛОВА (в Куйбышевском/Самарском ТЮЗе – с 1967 года).

«Малыш и Карлсон, который живет на крыше»
1969 год. Я играла подружку Малыша – девочку Астрид. Художник Михаил Свинин вручил мне пушистое чудо, и мою героиню стали называть «девочка с собачкой». Всюду я водила на проволочке свою Мими (так я назвала песика, чтобы было легче играть, входить в роль). Конечно, мы с ней очень сроднились, и по фотографии это видно.
Фрёкен Бок играла Лидия Федоровна Любимова. Очень интересная у нее была героиня – вроде злыдня, но добрая. Лидия Федоровна полностью злыдней на сцене никак не могла быть. Когда я пришла в театр, Вера Гребенкина, Лидия Любимова, Вера Синина были старшим поколением. В старом здании на Самарской улице на нашем этаже был длинный-длинный коридор с гримерками. Эта троица сидела в первой гримерке, я – во второй. Получалось, что я была самая молодая артистка в театре, и Верочки и Лидия Федоровна решили взять надо мной шефство. У Любимовой всё время во рту была папироса: она курила «Беломорканал», и чтобы дым не задерживался, дверь в их гримерную всегда была открыта. Мимо нее никто не мог проскользнуть незамеченным.

Сцена из спектакля «Малыш и Карлсон». Астрид – Людмила Гаврилова

[Spoiler (click to open)]
Если мы заняты в одном спектакле, я обязательно должна была прийти к ним, все трое посмотрят, как я выгляжу, правильно ли загримировалась. Я проходила мимо и спрашивала: «Таможня на месте?» Две Веры укатывались со смеху, а Лидия Федоровна наказывала: «Зря шутишь. Зритель, между прочим, приходит на тебя смотреть не просто так – он за это деньги платит». До сих пор помню, как она сидит, дымит и меня благословляет. Она очень любила сыр рокфор. И когда я ездила в Москву, обязательно шла в Гастроном № 1 на Тверской за сыром для Любимовой. Вообще, Лидия Федоровна была необыкновенная, у нее такая стать! В свое время она своей красотой поубивала многих.
В «Малыше и Карлсоне» Маму Малыша играла Вера Гребенкина. Уж она была красавицей из красавиц! И человек потрясающий. Она могла позвонить: «Люд, ты сегодня играешь? Нет? Ну, приходи ко мне, я соскучилась». Она была очень гостеприимная: накормит досыта, а потом ведет меня в большую комнату, где я пела ей романсы.
С Верой Федоровной Гребенкиной не единожды получалось так, что в одном спектакле (у Шварца, у Иовлева) я играла героиню в молодости, она – в зрелости. И в жизни у нас было очень много общего: отношение к работе, обязательность, пунктуальность.
С Верой Васильевной Сининой мы общались меньше: она более закрытый человек. Но, несмотря на это, она постоянно вела какие-то кружки, ездила на встречи в школы, читала стихи.
Спектакль про Малыша и Карлсона ставил Яков Лобач, тогда главный режиссер ТЮЗа. Яков Матвеевич был еще и хорошим педагогом. Это он меня пригласил в Куйбышевский ТЮЗ. Ездил к нам в Горьковское театральное училище и взял с курса троих. А задержалась в театре, да еще и на всю жизнь, я одна.

«Шишок»
Спектакль Евгения Фридмана, 1983 год. Очень важный в актерском плане для меня спектакль. Я всегда была травести – играла мальчишек и девчонок. И вдруг что-то произошло: Лев Шварц дал мне роль Простаковой в «Недоросли», а Фридман – серьезную для меня, переходную роль Бабушки Ксении в лирической фантазии А. Александрова «Шишок».
Я играла в нем свою бабушку (ее, кстати, и звали так же, как в пьесе). Когда увидела распределение ролей на спектакль, сначала подумала, что режиссер ошибся или я что-то не то вижу. Почему бабка-то? Очень резкий переход от девочек и девушек к старухе. Сергей Филиппович [директор СамАрта Сергей Соколов] все время говорит, что в то время это была моя лучшая роль.

Сцена из спектакля «Шишок». Бабушка Ксения – Людмила Гаврилова

Переход же не у всех артисток случается. Почему Аня Гудзева из ТЮЗа ушла? Не случился у нее переход от мальчишек и девчонок к взрослым героям. Актерский аппарат оказался не готов.
На самом деле здесь мне 32 года. Когда прочитала пьесу, поняла: роль-то у меня хорошая, удивительная даже. Она дуэтная очень: с Шишком внутренняя связь должна быть сильная. И я чувствовала, что у нас с Игорем Данюшиным была эта связь. Я стала вспоминать свою бабушку, ее привычки, руки, походку, как она на меня смотрела. Может быть, поэтому и роль получилась.
Этот спектакль тогда прозвучал в городе. Удивительная там была внутри атмосфера, все было сделано из дерева. Художник Евгений Селянин придумал декорацию, в которой все крутилось, вертелось, вращались какие-то флюгеры. Это была настоящая деревенская изба. И зрители приходили целыми семьями и благодарили после каждого спектакля.
Евгения Фридмана без оглядки могу назвать мощным режиссером. И легко поставить его в один ряд с такими мастерами дня сегодняшнего, как Кузин, Праудин, Шапиро. Я его очень любила – он интересный, фантазийный, умный. С ним работать приятно. Он всегда находил для тебя что-то такое особенное. Таких постановщиков по пальцам можно перечесть.

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 8 октября 2020 года, № 19 (192)
Tags: Театр
Subscribe

  • Вышли в свет

    В Международный день музеев в областном историко-краеведческом музее имени П. В. Алабина состоялась презентация новых книг, подготовленных…

  • О венграх древних и современных и о нас…

    С Днем музеев, дорогие товарищи! Дмитрий СТАШЕНКОВ * Фото предоставлены автором В Международный день музеев – 18 мая – в…

  • Праздник, который всегда с тобой

    Татьяна ПЕТРОВА * Фото Сергея БАРАНОВА Самарскому авангарду – 100 лет, и к этому событию приурочена выставка «ПЕРЕДОВОЙ ОТРЯД.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment