Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Category:

Гений Анны Голубкиной

Валентина ЧЕРНОВА *
Фото Андрея САВЕЛЬЕВА

Кто не плачет над своей вещью, тот не творец. Уж если человек увлечется искусством, ему эту жажду не залить вовеки.
Анна Голубкина

Государственная Третьяковская галерея, Филиал Государственной Третьяковской галереи в Самаре, Самарский областной историко-краеведческий музей имени П. В. Алабина, Самарский областной художественный музей представили в Музее Модерна выставку «СТИХИИ АННЫ ГОЛУБКИНОЙ».

[Spoiler (click to open)]
На выставочных площадках Самары персональные выставки скульпторов прошлого века являются редкостью. Анна Семеновна Голубкина (1864–1927) – первая русская женщина-скульптор, крупнейший представитель плеяды блестящих мастеров конца XIX – начала XX века, дитя Серебряного века, чье творчество явилось поворотным этапом в истории русской скульптуры и ознаменовало возрождение искусства пластики.
То время характеризовалось расцветом символизма, импрессионизма, экспрессионизма и многих других стилевых направлений в культуре России. Анна Голубкина жила в эпоху модерна, тем интереснее было узнать, как впишется выставка в небольшое пространство интерьеров музея.
В экспонировании выставок важным является дизайн экспозиции. Чтобы что-то достойно показать, надо суметь это сделать мастерски. И мы, сотрудники Самарского художественного музея, отправились на встречу с Анной Голубкиной. В лестничном пролете был установлен модуль с летописью жизни художника. И по мере подъема мы проникались важностью и ценностью ее жизни.
А потом вошли в пространство как будто бы знакомых залов и увидели, как здорово его преобразовали Елена Хураськина и Игорь Малахов. Примите наше восхищение! Какие оригинальные тумбы-подставки под скульптуры! Обычно они бывают массивные, тяжеловесные, загромождают небольшое пространство, их неудобно обходить. А здесь совсем иная картина: подставки сделаны сквозными, в каждом зале особенные. Где-то помассивнее, где-то узкие, всё сделано под каждый размер скульптуры. Сквозь подставки видно пространство зала, и от этого он стал словно шире.
***
Нас направили в зал, где экспонировались «зарайские сфинксы». Они сразу же запоминаются изображениями старух и стариков. Голубкина родилась в Зарайске Рязанской губернии. Дед ее в молодости был крепостным, сумел откупиться на волю и поселился здесь, занявшись огородничеством. Он же растил своих внучат. Отец Анны рано умер, и она всё детство и юность вместе с матерью, братьями и сестрами проработала на семейном огороде. На всю жизнь сохранила она уважение к физическому труду, яркую и сочную народную речь и невероятно обостренное чувство собственного достоинства.
Никакого особенного образования у Анны Голубкиной не было. Местный дьячок обучил ее грамоте, а местный учитель рисования уговаривал ее серьезно учиться. Она прочитала в детстве много книг и тогда же начала лепить из глины. Родные не препятствовали, но Анна понимала, что семья не должна лишаться работника. Поэтому прошло много времени, прежде чем она решилась покинуть родной Зарайск.
В 25 лет она, одетая по-деревенски, повязанная платком, в черной складчатой юбке, приехала в Москву и поступила в Училище живописи, ваяния и зодчества, класс Сергея Волнухина.
«В мастерской между античных слепков, строгая и величавая, она выглядела, как мифическая древняя пророчица-сивилла», – вспоминал учившийся вместе с ней Сергей Коненков.
Очень хорошо иллюстрируют ее жизнь и окружение головы «зарайских сфинксов» в виде портретов соседей, знакомых стариков, старух, странниц. Эти головы невероятно выразительны, похожи на лики одряхлевших мифических существ. Кажется, что в бесконечных бугристых складках провисшей кожи отложились все перипетии судьбы каждого, своеобразные знаки умудренной жизни. На поверхности некоторых работ остались следы троянки **.

Тема старости была ярко воплощена Анной Голубкиной в Париже, где она увидела скульптуру Огюста Родена «Та, которая была прекрасной Ольмьер» (1885). В 1889 году она брала уроки у Родена. Пригласила ту же немолодую натурщицу и создала скульптуру «Старость». В 1898 году она представила ее на парижском Салоне и была удостоена бронзовой медали Академии Коларосси, где ранее обучалась. Во многом она чувствовала себя обязанной Родену.

Глубокоуважаемый господин Роден! Моя застенчивость и незнание французского языка всегда мешали мне выразить мою глубокую благодарность за Ваши указания и советы. Я мечтала создать нечто хорошее и долговечное, и я думала, что тем самым я смогу выразить мою благодарность Вам. Но я не прекращала надеяться, что смогу Вам выразить, что Вы значили для меня.
Хотя я и молчала во время занятий, я тем не менее всё прекрасно понимала, что Вы говорили. Я понимала, всё что Вы говорили, потому, что несовершенное владение языком воспитывало и утончало мою способность догадываться.
Ваши слова имели для меня большое значение. До Вас все преподаватели, кроме одного московского скульптора Иванова, говорили мне, что я на ложном пути, что нельзя работать так, как я; их упрёки меня мучили, потому, что я им не верила. И вот, когда я увидела Ваши работы в музее Люксембург, я подумала: если этот художник скажет то же самое, я должна подчиниться.
Вы не можете себе представить, какая для меня была радость, когда Вы, лучший из всех художников, сказали мне то, что я сама чувствовала, и Вы дали мне возможность быть свободной. Вы сразу же меня освободили. Я ничего не говорила потому, что у меня не было слов, чтобы выразить Вам всю свою благодарность. Вы дали мне возможность жить. Быть может, Вы меня уже забыли – высокого роста русскую, Вашу ученицу, Голубкину.
Я Вам пишу теперь потому, что у нас сейчас очень тревожное время. Берут и сажают в тюрьму всех, и я один раз уже сидела. Осенью будет у меня новый суд, и я боюсь, что Вы никогда не узнаете, до какой степени я Вас почитаю и уважаю, и полна благодарности к Вам. И пока я буду жива, я от всей души благоговею перед Вами как великим художником и как человеком, который дал мне возможность жить.
От нашей тяжелой жизни шлю Вам горячие пожелания здоровья и счастья. Ваша ученица Анна Голубкина.
Апрель-май 1907 г.
***
Помимо стариков, Голубкина любила лепить детей. У нее самой не было семьи и детей. «Если хочешь, чтобы из твоего писательства что-нибудь вышло, не ходи замуж, не заводи семьи. Искусство связанных рук не любит. К искусству надо приходить со свободными руками. Искусство – это подвиг, и тут нужно все забыть, а женщина в семье – пленница».
Но она нежно любила племянников, воспитала дочь своего брата Веру. Среди работ трогательны изображения племянника Мити, который родился больным и умер, не дожив до года. На выставке представлено множество выразительных детских головок. Поскольку скульптор жила в эпоху символизма, она любила таинственные сюжеты. Один из них воплотился в композиции «Кочка». На выставке вариант из СХМ и ваза из ГТГ. Мастер использовала сюжет из рязанского фольклора о некрещеных детях, которых после смерти не принимают ни Ад, ни Рай, и потому они ютятся под корнями деревьев и кочками. Маленьких героев она делала с племянниц Саши и Веры. Здесь отсутствует тщательная детализация формы, предпочтение отдано художественному обобщению. Как все скульпторы-импрессионисты, она оставляет следы пальцев, стеки. Кажущаяся незаконченность, разорванные или текучие линии на поверхности масс отражают стремление воссоздать живую натуру.
Точно такой же таинственностью наполнена композиция «Пленники» (мрамор, 1909). Это изображение голов матери, девочки и мальчика, выступающие из массива мраморного блока, грубо обработанного троянкой. Композиция отличается свободной моделировкой текучих мягких форм в решении лиц, которая создает сложную игру света на поверхности материала в контрасте с грубой поверхностью основания. Это вызывает ощущение незавершенности. Идея композиции в высшей степени символична – перед нами пленники жизни, которым не вырваться из ее пут.
Известный авангардист Владимир Татлин писал: «Ее искусство национально. Оно пленяет теплотою, отличающей славянские искусства от искусства романских и германских народов. Это русское искусство, заражающее эмоционально с глубоким философским содержанием. Ее искусство имело высокую цель служения делу народа. Им она помогала делу преобразования российской мрачной тогда действительности».
Удивительно то, что, тяготея к символизму, она создала революционный бюст Карла Маркса.
К символизму отсылает композиция «Сирень» (Портрет Е. Д. Никифоровой, 1902). Она перекликается с композицией символиста Михаила Врубеля, которого Анна Голубкина считала любимым художником.
В 1911 году молодой Алексей Толстой выпустил книгу стихов на основе русского фольклора: «Гладя голову мою, говорила мать: «Должен ты сестру свою, Мальчик, отыскать. На груди у ней коралл, Красный и сухой; Черный кот ее украл Осенью глухой».
Видимо, стихи были созвучны Анне Голубкиной. Именно тогда она сделала замечательные портреты писателя в гипсе и в дереве. На выставке представлен портрет из собрания СХМ в гипсе.

Экспозиция ведет в мастерскую художницы, дизайн которой создали любовно мастера. Полочки с работами, деревянная колода в центре, на ней скульптура слона. Все предметы в этом зале представлены Музеем-мастерской Анны Голубкиной – филиалом Третьяковской галереи, единственным сохранившимся в столице скульптурным ателье эпохи Серебряного века. Родные скульптора сберегли его в неприкосновенности. И часть предметов показали в Самаре. Здесь есть все для работы скульптора. Станки под скульптуры, каркасы из проволоки для будущих скульптур, инструменты. Многие из них она привозила из-за границы. Например, пунктир-машину для перевода произведения из глины в твердый материал.
В центре мастерской – скульптура «Березка», силуэт девушки, овеваемой ветром. Это знаковое произведение Голубкиной, где очень емко представлен конфликт противостояния человека окружающему его миру.
В последнем зале, представляющем стихии Анны Голубкиной, рельефы, камеи и акварели. Скульпторы-импрессионисты в начале XX века часто отдавали предпочтение природным материалам. В то же время возникло внимание к мелкой пластике, которая должна была стать органичной частью единого ансамбля, своего рода синтеза искусств в рамках идей стиля модерн. Интересен рельеф «Материнство», к работе над которым она возвращалась из года в год.
Невольно привлекают внимание камеи на раковине. Этот малый вид искусства почти не разрабатывался в русском искусстве того времени. И Голубкина в какой-то степени стала первопроходцем, припоминая античные образцы. Нас пленила камея на раковине «Пейзаж с лошадью». И этим, выражаясь словами Татлина, «Голубкина перекидывает мост в искусстве из прошлого в будущее. Своим духовным взором она видела расцвет, силу русского народа и понимала их, как понимает гениально воплощенный ею Лев Толстой».
Одна из сторон таланта Анны Голубкиной – ботанические иллюстрации, которые мастер создает многие годы, в том числе и в родном Зарайске. Голубкина не стремилась к точному воспроизведению деталей растений. Работая в традициях графического гербария, она оставила на полях и на изображениях названия растений. В акварельных листах скульптор более всего проявила женское начало, размещая порой на одном листе несколько разных растений в состоянии цветения, словно букеты. Скромные стебли цветов, запечатленные на листах бумаги акварелью, органичны в экспозиции выставки.

В ходе осмотра выставки мы посмотрели фильм о Голубкиной, прочитали тексты на панелях строгого серого цвета и преисполнились чувством восхищения от того, как представлены искусство скульптора и информация о нем.
Завершая обзор выставки произведений Анны Голубкиной, хотелось бы привести слова Максимилиана Волошина: «Как мастер, творчество которого является неугасимым горением совести, Голубкина представляет исключительно русское, глубоко национальное явление. Она принадлежит к художникам типа Достоевского и Толстого... к которым нельзя подходить с заранее предрешёнными критериями искусства. Их надо принять целиком, как людей; только тогда примешь целиком и их творчество».

* Член Ассоциации искусствоведов России, член Союза художников России, главный научный сотрудник Самарского художественного музея.
** Зубило для обработки мрамора и мягких пород, для штукатурных работ.

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 24 сентября 2020 года, № 18 (191)
Tags: Изобразительные искусства, Музейное дело
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment