Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Category:

В поиске новых смыслов

Рубрика: Искусство разрушает молчание *

Ольга КРИШТАЛЮК **
Фото Михаила ПУЗАНКОВА

Вот и отшумел бурными овациями фестиваль «ШОСТАКОВИЧ. САМАРСКОЕ ВРЕМЯ. DSCH». Организаторы назвали его эскизным, не скрывая дерзновенных надежд, что в ближайшие годы этот пилотный проект станет, может быть, самым знаковым и грандиозным в культурном пространстве России и, конечно, явлением международного масштаба. А впечатление «эскизности» фестиваля, несмотря на яркость имен участников и разнообразие событий, возникало неоднократно, прежде всего, потому, что было неясно, какое же место в этом масштабном проекте будет отведено собственно музыке Дмитрия Шостаковича, имя которого словно окружило Самару в плотное кольцо, образованное звучанием его официальной версии и музыкальной анаграммой. Отсюда – двойная ответственность…

Пока самарское фестивальное движение под знаком DSCH пребывает в поисках своей композиции, о чем организаторы проекта искренне поведали всем собравшимся за круглым столом в одном из конференц-залов областной универсальной научной библиотеки. Модератор встречи Дмитрий Мильков *** – независимый продюсер и эксперт в области культурного менеджмента – высказал мысль о том, что основным зрителем фестивальных событий являются не музыковеды и не музыкальные эстеты, а «самарский обыватель, любопытный до искусства, а также гости, туристы города, которые знают о Шостаковиче не так много»…
Поскольку просветительские задачи сейчас, вероятно, не на первом месте, в настоящем, да и в будущем времени существования проекта организаторы единодушно сделали ставку на мультижанровый характер фестиваля. Он призван объединить разные виды искусств: от барочного балета до уникальных художественных выставок на стыке визуального творчества, музыки и театра, от уличных шествий с оттенком мистериальности до исполнения киномузыки в парках, скверах, на крышах и балконах. Но будет ли среди этих приносящих удовольствие, роскошных и неожиданных перформансов место для музыки, вызывающей шок и просветление, катарсис и надежду, – для музыки Шостаковича? Вспоминаются строки Осипа Мандельштама, пророчески писавшего о себе: «Что за фамилия чертова? Как ее ни вывертывай, криво звучит, а не прямо»
Понятен ли музыкальный язык композитора современному российскому слушателю, «удобен» ли для восприятия? Аксиомой звучит утверждение, что музыка Шостаковича вобрала в себя реалии русского ХХ века, в котором было так много трагического сопряжения между Художником и властью. Но какие смыслы и тайные послания уже вне политического, ситуативного контекста несут его произведения нам, живущим в ХХI веке? Вот ради этого нового слышания, нового взгляда, ради просветительского пафоса, проповеди высоких идей истинного искусства и стоит организовывать фестиваль музыки Дмитрия Шостаковича.


Бюст Дмитрия Шостаковича работы Карэна Саркисова

[Spoiler (click to open)]
Однажды на просторах Интернета мне встретилось мнение английского журналиста Стюарта Вильямса, большого поклонника музыки Шостаковича, который жил в России в 2008–2014 гг.: «Учитывая популярность Шостаковича во всем мире, было поразительно обнаружить, что многие сочинения Шостаковича в России практически не исполняются или звучат крайне редко (поздние струнные квартеты, 14 симфония, скрипичная и альтовая сонаты, концерты). Да, Седьмая симфония стала символом страданий Ленинграда во время Второй мировой войны – но сколько россиян слушали ее от начала до конца? Консервативным слушателям не близки диссонансы и экспериментальность наилучших произведений Шостаковича. «Леди Макбет Мценского уезда» ставится, как правило, в редакции 1960-х гг. («Катерина Измайлова»), когда оперу вновь разрешили ставить после запрета. Партитура незаконченной оперы молодого Шостаковича «Оранго» (1932) была найдена русским музыковедом Ольгой Дигонской в 2004-м. Но впервые ее исполнили в Лос-Анджелесе в 2011-м (дирижер Эса-Пекки Салонен), а в России премьера прошла только через 10 лет, в 2014 г., благодаря Фестивалю М. Ростроповича».
Кстати, М. Ростропович свидетельствовал, что на Западе музыка Шостаковича действительно популярнее, чем в России, особенно в Англии и Германии. В 2015-м Теодором Курентзисом была осуществлена полноценная сценическая версия в Пермском оперном театре. После ухода великих – Г. Рождественского, М. Ростроповича, – пропагандировавших музыку Шостаковича, просветительскую эстафету продолжили дирижеры Владимир Юровский (дирижер и музыкальный директор ГАСОР имени Е. Светланова), Валерий Гергиев, Владимир Федосеев (в репертуаре Большого симфонического оркестра имени П. И. Чайковского – все симфонии Шостаковича).
Для сравнения замечу, что на фестивале «Белые ночи» в далеком 1966-м – в год шестидесятилетия композитора – прозвучали почти все его симфонии, вокально-симфоническая поэма «Казнь Степана Разина», отрывки из оперы «Катерина Измайлова», в кинотеатрах демонстрировались фильмы с его музыкой, в консерватории молодые музыканты и ученики композитора исполняли его произведения. Быть может, это значит, что при жизни композитора, а впоследствии в 1970-е, 1980-е его музыка была востребованней, понятней, чем сейчас? Этот вывод подтверждается и словами виолончелиста Вадима Мессермана, арт-директора Международного фестиваля камерной музыки «Шостакович сквозь века», который убежден в том, что «петербургские музыканты обязаны пропагандировать музыку Шостаковича, которая, к сожалению, не пользуется достаточной популярностью».
***
А что, если обратиться к опыту других фестивалей начала ХХI века, посвященных музыке и памяти композитора?
В Кургане в местной филармонии ежегодно проходит фестиваль имени Д. Шостаковича. Композитор был в этом городе на лечении в Центре имени Д. Илизарова в 1970 и 1971 гг., проведя там в общей сложности 169 дней. В Кургане он работал над 15-й симфонией, писал музыку к кинофильму «Король Лир», цикл баллад для мужского хора «Верность». Перед отъездом из Кургана композитор высказал желание организовать здесь фестиваль с участием «лучших советских исполнителей». Путь к фестивалю занял 30 лет, и тот был, наконец, организован при активнейшем содействии М. Ростроповича в 1999-м. С тех пор проводится регулярно при поддержке министерства культуры РФ и имеет «громадное воспитательное и культурно-просветительское значение для молодежи». В 2020-м VIII Всероссийский фестиваль имени Д. Д. Шостаковича открылся 14-й симфонией. Кроме того, на каждом фестивале звучат премьеры сочинений современных российских композиторов.
В Нижней Саксонии (курорт Гориш) проходит ежегодно фестиваль камерной музыки «Дни Шостаковича». Композитор был здесь летом 1960-го года. Здесь он написал музыку к к/ф «Пять дней, пять ночей» и 8-й струнный квартет. Сохранился дом, в котором Дмитрий Дмитриевич работал! Постоянным участником фестиваля является Дрезденская Штаатскапелла. Фестиваль проводится в формате open air. Сцена-шатер принимает именитых музыкантов из разных стран. Среди уникальных новаций – постановка сценических коллажей на музыку Шостаковича с сатирическими текстами его современников.
София Губайдулина в одном из интервью подчеркнула особое значение этого фестиваля: «Высокое искусство сейчас находится в большой опасности, происходит спад культуры. Необходимо сохранить культурные ценности, чтобы не растерять те реликвии, которые нам оставила история музыкального прошлого… Ведь организаторы этого праздника музыки прилагают немало энтузиастских усилий, а исполнители, приглашенные музыканты, готовы жертвовать своим временем, изменять график, чтобы приехать в это удивительное место Нижней Саксонии и поклониться Д. Д. Шостаковичу. И это я считаю правильным путем развития данного форума. Благодаря спонсорской поддержке и усилиям творчески заинтересованных людей, одержимых музыкой Д. Шостаковича, можно спасти не только духовную культуру, но и самого человека».
***
Чем же запомнился самарский фестиваль имени Шостаковича? В рамках фестиваля случились события разные – выдающиеся концерты, которые, без сомнения, многими любителями классической музыки будут помниться всю жизнь, и концерты-разочарования… Но здесь, пожалуй, все зависело от степени ожиданий и максимализма отдельных меломанов.
Выдающимся и памятным стал концерт блистательных музыкантов Максима Венгерова (скрипка) и Полины Осетинской (ф-но). Эти имена столь известны во всем мире, что не нуждаются в дополнительном представлении. Их дуэт, исполнивший три сонаты классического и романтического репертуара: В. Моцарта (Соната си-бемоль мажор), Р. Штрауса (крайне редко звучащая в концертах Соната ми-бемоль мажор), И. Брамса (Соната ре минор – «четырехчастная симфония в миниатюре»), – подарил публике огромную радость. И эта радость заключалась не только в высочайшем уровне исполнительской культуры и виртуозного мастерства музыкантов, но и в том удивительно естественном, живом качестве звука, возникавшем ежесекундно в диалоге двух необычайно мудрых и остроумных собеседников.

Максим Венгеров и Полина Осетинская. ФОТО ВЛАДА СЕНЬКО

Ведь в заинтересованной беседе голосов-тембров и состоит вся прелесть камерного музицирования. В этой истине были убеждены Бах и Моцарт, Гайдн и Брамс, а также многие, многие другие представители великой европейской композиторской школы. Максим Венгеров говорил с залом, затаившим дыхание, всеми оттенками тембра своего инструмента – от полнозвучной певучей кантилены легато и деташе до скерцозных колючих фраз мартле, стаккато, стремительных sautiller и почти мистических угасаний звука в долгих филировках пиано-пианиссимо, когда возникало ощущение, словно само время остановилось, как, например, в Прелюдии ля-бемоль мажор Д. Шостаковича, исполненной музыкантами на бис.
Полина Осетинская поразила невероятно содержательной, умной фразировкой и нежнейшим звуковым флером в пиано. И уже не только музыканты, но и сама ее величество Музыка говорили со сцены от сердца к сердцу. Соучастниками той дивной беседы были и мы с вами, пришедшие в тот вечер в большой зал САТОБ.
***
Программа концерта с участием прославленного пианиста Александра Гиндина в зале Самарской филармонии обладала потенциалом большого художественно-гастрономического удовольствия № 2: играли Вторую симфонию и Второй фортепианный концерт С. Рахманинова. Однако исполнительский стиль А. Гиндина неожиданно разочаровал. В интерпретации концерта пианисту не удалось создать того уникального рахманиновского образа упоения силой молодости и таланта, мощного утверждения композитором своего авторского «Я», что является как бы сверхтемой этого сочинения.
А вот интерпретация Второй симфонии, исполненной Академическим симфоническим оркестром под управлением Михаила Щербакова, удивила продуманностью и законченностью концепции, глубоким погружением в мир симфонии, где острое ощущение хрупкого счастья как череды исчезающих мгновений, огромная душевная тревога слиты с фаустианскими порывами: «Остановись, мгновенье, ты прекрасно!»

Академический симфонический оркестр Самарской филармонии под управлением Михаила Щербакова

Дирижер скрупулезно, с бережной внимательностью следовал за развитием музыкальной мысли, стремясь показать, раскрыть ее во всем богатстве тембровых звучностей, динамических и темповых нюансов. Во вступлении Largo естественно струилась музыкальная мысль, словно Река времени, не дробясь на фразы нарочито, все кульминации были тщательно подготовлены, во второй части интересно был проартикулирован переход от фугато к репризе, в третьей части все соло внимательно пропеты, а в финале эффектно прозвучала тихая тревожная разработка, и даже группа медных духовых инструментов звучала вполне корректно. И в процессе исполнения симфонии становилось ясно, что в подробнейшем проживании дирижером и оркестром всех нюансов партитуры и кроется замысел интерпретации. Ведь и композитор в тот благополучный период своей жизни словно стремился пристально вглядеться в каждый миг счастья, вобрать в себя и воспеть во всем многообразии и обилии то настоящее, которое его окружало и было ему даровано.
***
Завершился фестиваль выступлением Государственного Большого симфонического оркестра под управлением его художественного руководителя и главного дирижера, народного артиста СССР Владимира Федосеева. Прозвучала Пятая симфония Д. Шостаковича, любимая многими, безоговорочно принятая публикой в год премьеры (1937).
Ее первым интерпретатором был Евгений Мравинский, который и на премьере, и в серии исполнений симфонии в последующие годы создал эталон ее трактовки. Для нее характерна необычайно высокая степень логической и энергетической взаимосвязи между всеми эпизодами и частями симфонического цикла. Только в этом случае рождается цельность повествования, захватывающая величием идей и замысла. Вот этой цельности и не возникло в нынешней трактовке прославленного оркестра. Было ощущение некоей разорванности логических цепей между прекрасно звучащими фрагментами, среди которых особенно выделялись совершенно завораживающие, фантастические по качеству исполнения эпизоды кларнетового соло.

Владимир Федосеев

Прозвучавшая вслед за симфонией увертюра-фантазия П. Чайковского «Ромео и Джульетта» порадовала бы многих, если бы не звучание валторны в эпизоде побочной партии, своей нестройностью, к сожалению, превратившее молитву в фарс. А последней мелодией фестиваля стало нечто совершенно неожиданное – песенка «Ой, Самара, городок», игриво начатая Владимиром Ивановичем и послушно подхваченная залом.
***
Конечно, пусть фестиваль живет! Не те, прежние, а было их не менее трех, также посвященных музыке Шостаковича, но почему-то не удержавшихся в актуальном Самарском Времени. Пусть этому повезет, будет ли он с концепцией или без нее. На всякий случай фестивалю следующего года хотелось бы пожелать, чтобы среди праздничной суеты барочного балета, художественных выставок, разного рода мультижанровых представлений и перформансов на улицах и площадях не потерялся юбиляр – ведь именно в следующем, 2021 году мы отметим 115 лет со дня рождения Дмитрия Шостаковича.

* Д. Д. Шостакович.
** Музыковед, кандидат искусствоведения, доцент кафедры теории и истории музыки СГИК.
*** Арт-директор «ДК–Громов» и президент (2004–2019) «Центра развития творческих индустрий» в Санкт-Петербурге, участник и организатор множества концертов, выставок, фестивалей, проектов в сфере культуры, сотрудничающий с ведущими экономическими организациями России (Фонд Потанина, Сбербанк, «Газпром Нефть», Ростелеком), работавший в медиасферах (издательство книг, глянцевых журналов, телевидение).

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 24 сентября 2020 года, № 18 (191)
Tags: Культура Самары, Музыка
Subscribe

  • За Кудыкиной горой

    Рубрика: Факультет ненужных вещей Михаил ПЕРЕПЕЛКИН * Рисунок Сергея САВИНА Это было время, когда вопросов было много, а ответов на эти…

  • Татьяна ДЫМОВА: «Люблю узоры посложнее!»

    Монолог актрисы записал Александр ИГНАШОВ * 24 сентября актриса Сызранского драматического театра имени Алексея Толстого, заслуженная артистка…

  • Ширяево

    Татьяна ПЕТРОВА * Фото автора Впервые я оказалась в Ширяево в 1978 году, когда Самарский художественный музей приобрел здесь дом –…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment