Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

ШУМ В ОТСУТСТВИИ ДЕЛА

Добрый вечер. С вами я – Виктор Долонько – в «Трудный понедельник». В программе, автор которой убежден, что не дано нам постичь глубину замыслов Всевышнего. Зачем он наплодил столько разнообразных тварей, которые одним фактом своего существования, на первый взгляд, делают нашу с вами жизнь гневливее, суетливее и, не побоюсь, бессмысленнее? Значит Ему зачем-то нужен весь этот бестиарий из пачкающих, злословящих и старающихся сделать ближним своим совсем не то, что они желают получить в ответ. Однако из этого не следует, что нужно безмолвно взирать на всё это биологическое разнообразие. Не нравится – прихлопни.

***

Первый вопрос, который я получил задолго до «интервью быстрого реагирования», которое на ту же тему два часа назад дал в прямом эфире чиновник самарского правительства: «В «Богатырях» (имеется в виду радиопрограмма «Три Богатыря») Вы (то есть я) часто подчеркиваете свою принадлежность к вере. Хотелось бы услышать Ваше мнение об истории с объявлением тендера на формирование положительного имиджа Самарской епархии за счет средств областного бюджета».
Прежде всего, напомню: Правительство Самарской области объявило аукцион на «оказание услуг по подготовке и опубликованию информационных материалов, направленных на формирование положительного имиджа Самарской области, деятельности Правительства Самарской области, Самарской епархии и формирование духовно-патриотического сознания населения в печатном информационно-публицистическом издании в 2011 году». Тираж издания должен быть не менее 4 000 экземпляров и периодичность – 2 раза в месяц. Торговлю за право всё это сделать предлагается начать с 700 000 рублей, источник финансирования – областной бюджет, назначение целевой статьи – «Реализация государственных функций, связанных с общегосударственным управлением» по виду расходов «Закупка товаров, работ и услуг для государственных нужд в целях оказания государственных услуг физическим и юридическим лицам».

Во-вторых, по поводу колкостей в мой адрес. «Верующий», «неверующий» – это мое личное дело, но я невоцерковлен и ни к какой конфессии отношения не имею, а к Русской Православной Церкви тем более. Я убежден, что в вопросах религиозных они в наших с вами советах и обсуждениях не нуждаются. Другое дело, когда иерархи или сотрудники многочисленных церковных учреждений начинают действовать во внеконфессиональном пространстве, высказываться о том, во что встречный-поперечный должен быть одет, что он должен читать, как относиться к различным рукавам власти, и уж тем более, начинают участвовать в дележе абсолютно светского бюджета. Здесь я имею право высказываться без чьего-либо дозволения.

Начну с того, что абсолютно не согласен с политическими игроками, заявившими, что они обратятся в прокуратуру по факту нецелевой траты бюджетных средств, заявленной в аукционном объявлении. Обращайтесь, там вам разъяснят, что стимулируя газетчиков к публикации аналитических материалов о патриотизме, очерков о носителях высокой духовности, дискуссий о современном содержании понятия «нравственность», власть стремится к «оздоровлению общества». Что без бюджетной поддержки печатные издания как-то не очень отказываются от приоритета криминальных, скандальных и скабрезных новостей. И власти, в принципе, нет никакой разницы, какую общественную институцию выбрать для реализации своего замысла – РПЦ, объединение байкеров или Союз балалаечников Среднего Поволжья. Но поскольку прихожан у РПЦ гораздо больше, чем мотоциклов и балалаек вместе взятых, то аукцион объявлен и законно, и логично.

Так что «оппозиция» в очередной раз вместо протеста создала Шум, подыграла власти, вначале изрыгнув из себя проклятия и лишь затем – задумавшись. Если, конечно, этот акт все же произошел.
Министерству правды вполне могло бы воспользоваться неловкой подачей «Яблока» для демонстрации того, насколько плод этот ещё не дозрел. Но никакой содержательной реакции не последовало. Командированный на «Эхо» «специалист» начал суетливо объяснять, что мусульман правительство любит также горячо как и православных, но в финальной части не выдержал и проговорился (наверное, это самый точный в данном случае глагол): мы (то есть правительство) должно помочь епархии в пропаганде важности ее культурно-просветительной миссии.
Насколько я понимаю, культурно-просветительная миссия церкви – нести Слово Божие в широкие народные массы. А это уже, согласитесь, совсем не то же самое, что прописано в условиях аукциона. Но Бог с ним, со «специалистом»: назавтра его глупости поправят и в отредактированном виде опубликуют где-нибудь в «Волжской коммуне»

В этой истории интересно иное – реакция Самарской епархии. Точнее ее отсутствие. Пока оттуда – только отговорка: мы ни о каком гранте ничего не знаем. Попы могут, конечно, надуть щеки и теперь, через продолжительную паузу выдавить из себя какую-нибудь объяснялку. Но вне зависимости от её содержания ясно: по отношению к сильной власти столь длительное молчание не допустимо, особенно в условиях информационного Шума, особенно, если эта власть поддерживает любой каприз церковников вплоть до места под строительство храма. Всегда «пожалуйста», хоть под самыми окнами многоквартирного дома, хоть в пятидесяти метрах от храма другой конфессии, чего отродясь не было. Но никакого заявления епархии о плодотворном стратегическом сотрудничестве с органом управления губернией.

Что же произошло? Техническая накладка или церковь решила погодить и не брать деньги от «единоросской власти»? Дистанцировалась таким образом? Чтоб не забрызгало? Почти так было уже. Например, в финале ельцинского правления. И тоже не в фундаментальных вопросах – недвижимости или существовавших тогда льгот на импортные сделки по табачным изделиям – а на всякой «ерунде» вроде канонизации останков императорской семьи. Зато наглядно– церковь режим не во всем поддерживает.

А что, если и сейчас Церковь в сомнениях? Безусловно, я хочу этого больше, чем так оно и есть на самом деле. Но отчего ж не помечтать? Капелька за капелькой – и дырка в камешке.

***

И второй вопрос: «17 ноября в Самару собирается приехать идеолог «Культурного альянса» Марат Гельман. Как Вы считаете, может ли участие творцов пермской «культурной революции» повлиять на «самарский застой»?»

Для меня это, действительно, актуальная тема. И, судя по мгновенной реакции на него в ЖЖ, не только для меня. Я в анонсе на программу я намеренно обострил заголовок: «О том, чем грозит вползание в Самару «Культурного альянса» Марата Гельмана». Но «Трудный понедельник» – программа короткая, и я попробую убедить «богатырей» обсудить поступивший вопрос в один из ближайших вторников, пока же тезисно обострию позицию.

Самара в году 2011-м – поросшее невежеством и косностью архаичное культурное болото. Ни Шелестовский фестиваль, ни июньская рок-тусовка, ни почти добитый самими же бардами Грушинский ничего, в сущности, не меняют. Нужна встряска. Основательная и беспощадная – «от» и «до». Чтобы культура не в разговорах, а в головах – и власть предержащих, и творческих, и потребительских – заняла полагающуюся ей ведущую позицию.

Сделать это исключительно местными самарскими усилиями уже невозможно. Но приглашать на «княжение» варягов в лице Гельмана и компании на условиях carte blanche и до Перми то было делом рискованным, а после Перми стало бессмысленным – гастрольно заманчивым, но не имеющим долгосрочной перспективы. Идеология «Альянса» базируется на ложном посыле, что цель развития сферы культуры в провинции – вспоможение созданию туристической привлекательности региона. Туристической привлекательности, которая объявлена теперь новой экономической панацеей и которая в итоге только усилит зависимость периферии от центра.
Гельман проделал несложный фокус, обратив свое внимание на тех, кому до 30-ти. На тех, кто в силу возраста убежден, что мир начал существовать одновременно с их появлением на свет, что до них ничего не было, и все сделанные ими предложения – это новое слово в культурных практиках. Город крепко почистили от стариков – тех, кому за сорок, и «традиционную архаику» заменили эпатажным «креативом», не всегда, однако, обремененным мастерством и тем более уважением к «истокам».

Это привлекло внимание к эксперименту, но так, как привлекает внимание фейерверк, во время которого невольно закрадывается надежда: вот она – новая жизнь! Однако праздник оканчивается, начинаются будни, и иллюзия рассеивается. Вечным праздник не бывает, постепенно привыкаешь ко всему, даже к самому хорошему, и только раззадоренные рецепторы требуют: ещё, ещё ярче!!! Это не культура, это наркомания: время на осмысление замещается калейдоскопом ярких событий, которые в отсутствии смыслов становящихся симулякрами.

В чем состоят эффект пермской революции? Музей современного искусства и разнообразие гастрольной деятельности. Да еще возрастная смена элит на радость андроиду-геронтофобу. Всё. Остальное – имитация в духе приснопамятного советского вульгарного социологизма: повысилась рождаемость потому, что жить стало веселей.

Наблюдается всплеск местной художественной активности? Зафиксирован невиданный до этого «урожай» достижений? А это возможно, когда предлагаемые новации не более, чем игра в «пятнашки» – манипуляции с формами в отсутствии внимательного отношения к смыслам? Это не формирование культуры, это строительство некой индустрии взамен уничтоженной тяжелой промышленности.

Пытаться понудить власти к поиску альтернатив «Культурному альянсу» ещё вчера было практически невозможно. Сегодня – трудно, но шанс есть, и он связан, как ни парадоксально, с главным «козырем» Гельмана – с его политическим ресурсом, под которым я разумею уходящего в Лету Президента, оказавшегося на поверку безвольным, идеологически несостоятельным человеком, вызывающим к себе разве что чувство жалости. К тому же добровольно согласившемся на роль лидера самого мрачного на сегодняшний день российского политического проекта текущего века.
А интеллигенция – даже в её современном, аморфном и послушном виде – сохранила в основе своей представления о том, чего руками трогать не следует.

И неправда, что Гельман со товарищи прикидываются ряжеными, чтобы обмануть своих покровителей, а в это время, «под сурдинку», творить Дело: создавать нетленные произведения искусства, помогать их созданию и их создателям. Неправда. Это Шум вокруг Дела. Тот Шум, который неотъемлемая часть маркетинга себя любимых.

Я докажу это. В один из ближайших вторников. В «Трех Богатырях». Если сумею убедить Валеру и Сергея в актуальности тему. А вы помогите мне – пришлите примеры, доказывающими, что всё, что я сказал сейчас – ложная конструкция. Что я заблуждаюсь. Ведь, в конечном итоге, самое главное – не то, кто окажется прав, а то, чтобы в итоге был выбран верный путь.

***

До встречи в четверг в очередном «Горчичнике». С вами в «Трудный понедельник» были Виктор Долонько и звукорежиссер Гор Мелконян.

Текстовая версия радиопрограммы «Трудный понедельник» на «Эхе Москвы в Самаре» от 24 октября 2011 года. Звуковая версия в ЖЖ по адресу: http://echosamara.livejournal.com/
Tags: Банк, Власть, Гельман, Культура, Культурный альянс, Общество, Самара, Церковь, Экономика
Subscribe

  • Из новейшего бестиария

    Михаил ПЕРЕПЕЛКИН * ЕГЭбля – животное из разряда хищных и ползучих. Родилось на свет в головах и коридорах чиновников от образования,…

  • Читая несерьезные писательские автобиографии…

    Сергей ГОЛУБКОВ * Автобиографические свидетельства, художественные мемуары выполняют в культурном сознании общества много самых…

  • Обживая пространство между

    Сергей БЕРЕЗИН * В июне 2019 года кафедра социальной психологии Самарского университета провела международную научно-практическую конференцию…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments