Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Categories:

Травма как ресурс, или Когда в музее замолчит экскурсовод

Любовь ЧЕРНЯЕВА *

ХХ век – травма. На четыре поколения ближайших к нам предков пришлись: две мировые войны; три революции (одна из которых привела к Гражданской войне, кардинальной смене картины мира и миропорядка в масштабах страны и мира); великие индустриальные стройки коммунизма; три волны репрессий; двукратное тотальное обесценивание прошлого в 1917-м и 1991-м; культы «нового человека» и «светлого завтра» как мотивирующие установки; унифицирующий память паттерн, закрепленный в опыте поколений.
Кризисная психология утверждает, что даже в каскаде кризисов главная цель – адаптировать человека к изменившейся реальности, и, нужно сказать, выжившие советские люди (три поколения наших семей в истории ХХ века) адаптировались. Они изменили не только мир, но и свою природу. Однако мир ответил кризисами, а изменившаяся природа – способностью к ним приспосабливаться, в т. ч. через паттерны забвения, обесценивания и, в конечном счете, неспособности обретения памяти в ее непрерывности и причинно-следственных связях, ибо за ними – травма (национальная, семейная, в поколениях, личная).
Заниматься психотерапией с нацией, семьей, личностью без запроса – дело неблагодарное и бессмысленное, да и у музея как института памяти нет функции коррекции психики. Музей хочет восстановить память, избегая прямого разговора о травме, намекая на нее в образах и личных письмах героев, в обобщенных и общих (не акцентирующих контекст травмы) исторических обзорах своих экспозиций, выставок и музейно-образовательных программ.

[Spoiler (click to open)]Постсоветский музей функционирует в лоне советской бюрократической системы культуры, бюрократической оргструктуры с соответствующим типом работников. Подобный – «острый» – разговор в линейной системе расценивается как провокация. Работа с темой травмы и ретравматизации предполагает работу с отторжением среды и целевых аудиторий, корректное (профессиональное, методологическое) преодоление избегания и сопротивления для высвобождения эмоционального и ценностного содержания опыта поколений семьи в динамике ХХ века.
Если человек ХХI века вникнет в глубину потока травм, вызванных грандиозным социальным экспериментом под названием «Советский Союз», найдет их следы в истории своей семьи, в собственных установках, моделях поведения, ценностях, в своих детях (через постсоветские системы Культуры и Образования), то тотальная концепция оптимизма и позитивистского мышления вместе с незыблемым образом «светлого завтра» – непременно светлого – обрушится.
Проникновение в травму ХХ века и обнаружение в ней своих предков – это своего рода хирургия опухоли. Существенно, что травма всегда непосредственно связана с системой ценностей. Именно обнажение ценностей в опыте советских предков вызывает желание бегства: камень, на котором строится здание, чаще всего зыбок, невнятен или даже отсутствует. Утрачен, замещен (по Э. Фромму – «лжеидеалом»). Потребность продуцирования новых моделей мира (с разрушением старых «до основания»), как и потребность неуемного потребления (и перепроизводства) притупляется. Советский предок упирается в досоветского и замирает: на месте памяти расплывается пятно, белое… с красным.
Наступает кризис кризисов – «кризис жанра».
Дух витает над безжизненными просторами (мира), являя: день.
***
За последние 23 года в Тольяттинском краеведческом музее разработано два проекта межпоколенческой семейной коммуникации (ценностного обмена между поколениями для восстановления нарушенной в советский и постсоветский периоды связи поколений): «Семейные АзБуки» и «Детство Ставрополя-Тольятти: ХХ век».
По существу, оба проекта – встреча с травмой ХХ века. В первом случае с травмой встречаются подростки и семья, во втором – дошкольники и семья (условно – бабушки и внуки).
Подросткам и семье документально подтвержденные материалы подаются через тренинги, творческие мастерские, настольные ролевые игры; дошкольникам, младшим школьникам и семье материал – через интерактивные выставки, игровые исторические реконструкции («В гостях у бабы Глаши, поварихи первого детского сада Ставрополя»), мультфильмы о ребенке разных поколений ХХ века, настольные и ролевые игры (сравнение детства разных поколений; изучение изменений семьи, семейных ценностей, коллектива как заместителя семьи).
Встреча с травмой обнажает дух, и, как ни парадоксально, дух маленького ребенка может быть сильнее духа бабушки в семье или духа музейного педагога. Дух подростка жаждет ответа, и, если ответ не дается, подросток его продуцирует. Ответ нужен тотчас – полный, максималистичный (дошкольник в это время ковыряется граблями в песочнице, раскапывая в груде песка фотографию религиозной патриархальной традиционной многодетной многопоколенной дореволюционной досоветской семьи). Бабушка молчит, в ее руках алюминиевая кружка солдата Гражданской войны и кусок сухаря поварихи первого советского детсада для ростков коммунизма. На голове бабушки – пилотка из газеты, повернутая в стиле Наполеона. Экскурсовод замолк: и продавать нечего, и даром не надо.
И дух витает над безжизненными просторами. И встает: день. Это значит: солнце.
***
Предлагаемая музеем программа межпоколенной семейной коммуникации – это интегративный курс на стыке музейной педагогики, психологии, документоведения. Программа нацелена на формирование образа предка как личностно значимого (условие идентификации) через эмоциональное вовлечение в семейный опыт. По Э. Фромму, «потребность в корнях» – базовая, обеспечивает психологическую стабильность в условиях стремительно меняющегося мира. Предок рассматривается как субъект семейной, национальной и универсальной истории.
Культурная идентификация в психологии – это процесс достижения идентичности, отождествление и приспособление личности в культуре. Культурная идентификация может устанавливаться как сознательно (через образовательное усилие), так и бессознательно (через воздействие образа, символа, метафоры), хотя бессознательная идентификация чревата идентификацией с «лжеидеалом».
Выделяются внутренние и внешние психологические механизмы культурной идентификации. К внешним относятся: предоставление культурой нескольких образцов для подражания (объектов идентификации), наделение их значимостью (смысловое поле экспоната, визуальный знак), организация эмоциональной связи посетителя с предоставленным образцом (воздействие на органы чувств через методы психологии и педагогики), динамика когнитивно-поведенческого аспекта (рождение актуальных личностных смыслов через творческий процесс в контексте опыта взаимодействия с образцом). К внутренним – процессы выбора объекта идентификации на основании личной значимости, эмоционального отклика и установления эмоциональной связи с образцом, особенности присоединения к характеристикам объекта, динамики когнитивно-поведенческой сферы.
В основе методологии программы – психологические механизмы культурной идентификации в социокультурном пространстве музея. Тема – новая и перспективная для современного образовательного, музейно-образовательного и психологического пространства, базируется на 20-летнем проектном опыте Тольяттинского краеведческого музея и защищена на кафедрах общей психологии и клинической психологии в Тольятти и Москве. Психологический инструментарий интегрирован в контекст музейно-образовательной технологии. Программа может реализовываться в практике педагога, музейного педагога, психолога.
В апробации программы межпоколенной семейной коммуникации для ценностного обмена в версии для подростков и семьи («Семейные АзБуки») в 2019 г. приняли участие 5 национальных и областных музеев (Татарстан, Марий Эл, Томск, Самара, Ульяновск), 8 муниципальных и сельских музеев (Саратов, Октябрьск, Сызрань, Ижевск, Новокуйбышевск, Похвистнево, Кинель-Черкассы, Большая Рязань), 7 образовательных и коррекционных учреждений Тольятти (школы № 93, 16, 86, Школа Королева, интернат № 4 для детей с ОВЗ, городской психоневрологический диспансер и городской центр психотерапии).
«Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною, и Дух Божий носился над водою» (Бытие 1:2).

* Старший научный сотрудник отдела развития Тольяттинского краеведческого музея, клинический психолог, арт-терапевт, член Ассоциации психотерапевтов и психологов Тольятти.

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 24 сентября 2020 года, № 18 (191)
Tags: История, Культура повседневности, Музейное дело
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment