Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

«Веселый праведник»

Александр ЗАВАЛЬНЫЙ *

Ему тогда было шесть лет, но и теперь в мельчайших деталях Александр Абрамович БОЛТЯНСКИЙ вспоминает товарняк с беженцами, который три с половиной месяца тянулся сквозь спешащие на фронт эшелоны. Позади остался обреченный на пожары и взрывы Киев, впереди ждала неизвестность.

«Я не помню, чтобы где-то и когда-то еще так трогательно берегли детей. Ласка и нежность окружали малышей. Взрослые как могли их подкармливали, занимались с ними, играли. Четырнадцатилетний Женя из очень интеллигентной семьи читал им захватывающие приключенческие повести и рассказы, разъяснял то, что детишки еще не могли понять. Во время налета вражеской авиации он погиб, и это было большим горем для всех.
Нас привезли в Томск и поселили в квартиру, где раньше жили репрессированные немцы. Комната – 28 метров, с перегородкой из простыней. Здесь обустроились две семьи (семь человек). И ни разу не было не то что скандала, даже маленького недовольства или обиды».
Саня к тому времени уже умел хорошо читать и попытался осилить Шиллера. Шло трудно, но название запомнил. И когда взрослые спросили: «Как понимать, что ты со своей подружкой-сверстницей то ругаешься, то обнимаешься?», Саня, вздохнув, авторитетно пояснил: «Коварство и любовь».

[Spoiler (click to open)]
Мама устроилась педагогом и музыкальным работником в эвакуированном детском саду Академии наук СССР, в 1943-м его перевели в Загорск (сейчас – Сергиев Посад). В Загорске Саня с мамой и бабушкой осели на три года. Дворовая шпана стала быстро учить мальца уму-разуму, и он по их заданию доставал деньги на курево, выпивку и прочее баловство. Доставал, естественно, у домашних, умыкая то трешку, то десятку, которые прятал в найденную на свалке дамскую сумочку. Тайником служило пространство под кроватью. Однажды бабушка обнаружила «клад» и все поняла: «Как?! Мой внук – вор?! Что я скажу матери? Как ты мог?» После этого никогда в своей жизни Александр Абрамович не тратил и копейки чужих денег. А вот помогал многим. Десятки людей обращались к нему за помощью: заболел ребенок, нет денег на жизнь или учебу… И ни разу он никому не отказал.
В 1946-м Болтянские перебрались в Москву, куда вскоре, демобилизовавшись, приехал и отец. Через пять лет он защитил диссертацию и был распределен в Куйбышевский авиационный институт. В нашем городе Саша окончил знаменитую шестую школу – кузницу местной элиты. Заметим, что его класс «Г» был самым отпетым и хулиганским. Удивительно, но уроки литературы с натянутым пафосом и занудной патетикой надолго отбили у будущего библиофила интерес к книге.
В 1958 году Александр окончил электротехнический факультет индустриального института и захотел себя испытать. Вместе с пятью выпускниками решил поехать в Сибирь. Для тех лет это была нормальная романтика, только в конечном итоге он поехал один. За четыре кузбасских года прошел путь от монтажника до начальника участка и, обретя уверенность в своих силах, защитил кандидатскую диссертацию. В Куйбышевском авиационном институте создал с друзьями одну из первых в СССР исследовательских лабораторий, работавших на хоздоговорной основе, а затем много лет был доцентом кафедры автоматизации производственных процессов.
Но существовала и другая, не менее яркая и насыщенная жизнь Александра Болтянского. Он с энтузиазмом окунулся в деятельность легендарного «ГМК-62», проводил семинары, обсуждения злободневных произведений. К тому же у Болтянского проснулась неудержимая библиофильская страсть, сделавшая его признанным букинистом и пушкиноведом. Пушкин стал для него действительно всем, а «Пушкинское общество» не мыслило себя без выступлений, лекций и докладов Болтянского. Публикации Александра Абрамовича о творчестве поэта появились в московских научных сборниках.
В 1991 году Болтянский организовал с единомышленниками международный культурный центр «Волга», на счету которого масса значимых проектов и представительный съезд российских библиофилов. Второй такой форум прошел в мае 2001 года в Самарской областной библиотеке.
Вообще, Болтянский и библиотека – это необъятная тема. Член общественного совета, почетный читатель библиотеки, он каждую неделю приходил сюда, чтобы сделать дельное предложение, проконсультировать по редким изданиям, помочь в подготовке выставки или научного сборника, передать очередную партию ценных книг в фонды библиотеки. У него была мечта – создать Музей книжных раритетов, но, несмотря на все усилия Александра Абрамовича и библиотекарей, эту идею так и не удалось реализовать.
Но он смог осуществить другой удивительный проект российского масштаба. Основав с группой энтузиастов издательский дом «Раритет», Болтянский наладил выпуск интереснейших по содержанию и потрясающих по оформлению фолиантов, начав с уникального тома из серии «Иностранцы о России». Его выход получил широкий резонанс в Москве, а издательская продукция «Раритета» и сегодня является лучшим подарком для подлинных ценителей книги и старины.
Об Александре Абрамовиче Болтянском можно рассказывать бесконечно. Я очень люблю этого человека, и не любить его невозможно. Уверен, со мной согласятся все, кто знаком с Болтянским. Его интеллект, остроумие, порядочность, обязательность, доброта и бескорыстие обеспечили ему место в истории и культуре нашего города. Он стал одним из тех «веселых праведников», начало которым сто с лишним лет назад положил гуманист и правдолюб Яков Львович Тейтель.

* Краевед, главный библиограф Самарской областной научной универсальной библиотеки, заслуженный работник культуры России.

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 24 сентября 2020 года, № 18 (191)
Tags: Культура Самары
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments