Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Category:

Время брендов

Ольга КРИШТАЛЮК *
Фото Михаила ПУЗАНКОВА

Мы живем в эпоху брендов. Именно они являются основным содержанием постмодернистской культуры.
Со сцены в день открытия фестиваля, посвященного музыке Дмитрия Шостаковича, мы вновь слышим громкие, победоносные речи о Седьмой симфонии, законченной в Куйбышеве, о созданной здесь композитором новой инструментовке «Бориса Годунова», о задуманной именно в Куйбышеве 8-й симфонии…
И неважно, что Шостакович не инструментовал здесь «Бориса Годунова», потому что оркестровая редакция «Бориса» была создана до войны в Ленинграде (1940) по заказу С. А. Самосуда и уже шли переговоры с дирекцией Большого театра о постановке, а сценические репетиции были прерваны войной, неважно, что первые наброски 8-й симфонии относятся к первым числам июля 1943 г., когда Шостакович уже не жил в Куйбышеве, а переехал в Москву. Важно, что бренд работает!
Перед началом концерта на огромном экране демонстрировали документальный фильм о Шостаковиче, в котором о дружбе с композитором рассказывали столь же легендарные музыканты: Мстислав Ростропович, Галина Вишневская, Родион Щедрин… Рождалось полное ощущение дежавю, потому что ровно год назад этот же фильм был показан перед началом первого концерта в рамках фестиваля «Седьмая симфония». Тогда на сцене, устроенной на площади Куйбышева, прозвучал микст из первой части и финала 7-й симфонии.

[Spoiler (click to open)]Если, к примеру, вспомнить, что в 1962 году двадцатилетний юбилей премьеры симфонии был отмечен в Куйбышеве исполнением только первой ее части, то можно даже констатировать существование особой традиции – «Седьмая в купюрах».
Да, действительно, сам композитор допускал возможность исполнения отдельных частей этого симфонического цикла: «Отдельные части симфонии следует рассматривать не только как звенья единого целого, но и как самостоятельные произведения крупной формы». Но все же это более легкий путь. Исполнение всей симфонии было бы воссозданием того таинственного и до конца никогда не постижимого творческого процесса от точки начального кипения страстей до концепции финала. Например, дирижер А. Гаук, исполняя Седьмую симфонию целиком, делал антракт только после второй части: «Таким образом уничтожается разрыв между первой частью и остальными и получается очень большое нарастание в четвертой».
Итак, в прошлом году не сложилось: Седьмая симфония целиком не прозвучала. В этом году на именном фестивале композитора вообще отпала необходимость ее исполнения целиком, потому что аспект реализации бренда несколько иной. В броской плакатной форме, в духе «Окон РОСТА», в названии сопряжены: «Шостакович. Самарское время. DSCH». Эффектно, ярко, «с пятнами красок и звоном лозунгов», как писал В. Маяковский.
Фестиваль получил статус международного, организован при поддержке министерства культуры России, правительства Самарской области, местного отделения Союза композиторов и Самарской филармонии. Художественный руководитель фестиваля – заместитель председателя Союза композиторов России и председатель его самарского отделения народный артист России Марк Левянт. На протяжении фестивальных дней (с 12 по 25 сентября) на самарских сценических площадках – мировые звезды исполнительского искусства: пианисты Денис Мацуев, Екатерина Мечетина, Борис Березовский, Полина Осетинская, Александр Гиндин, скрипач Максим Венгеров, домристка Екатерина Мочалова, трубач Владислав Лаврик! Венцом этой череды звездных концертов станет выступление Большого симфонического оркестра имени П. И. Чайковского под управлением Владимира Федосеева!
У проекта гигантские задачи: «Оказать значительное влияние на культурную и духовную жизнь региона, дать импульс творчеству и исполнительству, способствовать повышению культурного имиджа Самарской области в стране» и за рубежом. Как сказал в своем вступительном обращении губернатор Дмитрий Азаров, «это рождение новой культурной традиции». Действительно, хотелось бы, чтобы в нашем городе сформировался особый профессиональный (исполнительский, научный) интерес к творчеству Д. Д. Шостаковича, сформировалась бы культурная традиция интерпретации и глубокого изучения его музыки. Идея прекрасная, что и говорить! И может быть, под ее эгидой когда-нибудь в Самаре прозвучат все те сочинения, которые композитором были написаны именно в Куйбышеве, вплоть до постановки его последней незаконченной оперы «Игроки». Без купюр!
На открытии фестиваля без купюр прозвучали только Праздничная увертюра Д. Шостаковича (op. 96, 1954) в исполнении Академического симфонического оркестра Самарской филармонии под управлением народного артиста РФ Михаила Щербакова и Первый концерт для фортепиано, трубы и струнного оркестра (op. 35, 1933). Солисты – заслуженная артистка РФ солистка Московской государственной филармонии Екатерина Мечетина (ф-но) и лауреат международных конкурсов Владислав Лаврик (труба).
Имя Екатерины Мечетиной украшает программы многих фестивалей классической музыки, уже давно стало своего рода брендом высокого исполнительского качества. Она – хозяйка собственного фестиваля «Зеленый шум», каждую весну проходящего в Сургуте. Пианистка, умеющая вслушиваться в тайные послания гармонической вселенной М. Равеля и Ф. Шопена, П. Чайковского и Д. Шостаковича, обладает блистательной техникой и яркой, мощной звуковой палитрой. Она исполнила один из самых «хулиганских» фортепианных концертов классического наследия строго и академически точно.
Фортепианная партия представляет собой настоящую антологию пианистических приемов молодого композитора, содержит и фрагменты с подчеркнутой графичностью фактурных линий (излюбленное композитором «малонотие»), и ливневые всплески эффектных пассажей, и октавные эскапады, и эпизоды сосредоточенной, несколько сумрачной, но нежной и сердечной лирики, высказанной удивительно свежим, нетривиальным гармоническим языком.
Этот концерт – словно визитная карточка Шостаковича начала 1930-х годов, когда он был полон творческого оптимизма и обладал абсолютно свободной манерой художественного высказывания. Дамоклов меч еще не опустился, а тема галопа из 1 части, уже появлявшаяся ранее в музыке к эстрадно-цирковому представлению «Условно убитый» в увертюре к опере Э. Дресселя «Бедный Колумб», звучит здесь неким пританцовывающим alter ego композитора.
И в письмах этого времени Шостакович предстает совершенно другим: озорным, дерзким, абсолютно не хрестоматийным. Позволю себе в честь фестиваля процитировать несколько эпистолярных фрагментов, полных искрящегося, порой амбивалентного юмора, адресованных из Крыма, где в тот момент отдыхал композитор, другу И. И. Соллертинскому и написанных как раз в период завершения работы над концертом: «Прожил я здесь уже больше 24 часов. Здесь много ученых. Среди них проф. Ущемихин и приват-доцент Прищемихин [это пародийные фамилии Н. Радлова и М. Зощенко. – О. К.]. Против моего окна кошка гоняется за цыплятами. Трех уже съела, чему я ей сильно позавидовал, т. к. санаторный стол не обременяет желудка. Пища состоит из форшмака из селедки, паштета из селедки, кабачков, нафаршированных перцем, и перца, нафаршированного кабачками… Морда у меня форменное бордо. На нервной почве» (27/VIII 1933 г. Гаспра).
«Если Штидри [австрийский дирижер Фриц Штидри, возглавлявший Ленинградскую филармонию в 1933–37 гг. – О. К.] приедет раньше меня, то передай ему от меня привет и большое удовлетворение от мысли, что я буду с ним играть концерт. И желательно, чтобы ему концерт понравился, и он аккомпанировал мне если не с удовольствием, то во всяком случае без отвращения» (26/IX 1933 г.).
Екатерине Мечетиной, конечно, удалось выразить тот оптимистический и деловой настрой, который царит в музыке концерта, тем более что хорошей поддержкой ей выступил известный в России и за рубежом трубач Владислав Лаврик, среди достижений которого и победы на международных конкурсах, и художественное руководство фестивалем Brass Days. Единственный нюанс, мешающий полному погружению в музыкальную стихию Первого фортепианного концерта, заключался в самом формате open air: не все тонкости текста можно было донести до слушателей из-за акустических проблем, неожиданно и вдруг случавшихся со звукоусиливающей аппаратурой, из-за ненужных призвуков с улиц и т. п. Наиболее подходящими для этого зрелищного, общедоступного формата были только Праздничная увертюра, Вальс из к/ф «Первый эшелон» и художественное слово в исполнении народного артиста РФ Сергея Безрукова.
Интересную и неожиданную пару составили два концертных номера, идущих один за другим: 3 часть из 8-й симфонии, которую сам Шостакович в одном из писем И. И. Соллертинскому определял как марш, и финал Первого скрипичного концерта в переложении для домры (!). По соображениям организаторов массово-зрелищного действа марш прозвучал как звуковая иллюстрация видеоряда из кинохроники XX века. И если о сочетании звуковых и зрительных образов еще можно спорить, то вряд ли может быть множество мнений относительно темпа, заданного композитором Allegro non troppo. На протяжении всего исполнения третьей части я заметила не менее трех темповых сдвигов, что создало впечатление некоторой шаткости всей конструкции.
А вот Бурлеска (финал Скрипичного концерта) в исполнении лауреата международных конкурсов домристки Екатерины Мочаловой произвела настоящий всплеск эмоций публики: солистке удалось выразить главный нерв музыки, ее страшное веселье, бесшабашное и злое. Хотя меня при восприятии данной интерпретации все же не отпускал некий тембрально-когнитивный диссонанс: с этой музыкой все же трудно ассоциировать звучание домры, пусть даже в столь виртуозном воплощении.
И когда эмоции публики были до предела разогреты песнями Высоцкого в исполнении Сергея Безрукова, случилось кульминационное событие – выход на сцену главного пианиста-виртуоза России народного артиста РФ Дениса Мацуева. Обладая многими талантами, в том числе и талантом шоумена, пианист как-то запросто, словно цикл из эффектных этюдов, сыграл «Рапсодию на тему Паганини» С. Рахманинова. Вероятно, формат open air так повлиял на происходящее, что какие-то тонкие содержательно-смысловые, интонационно-художественные аспекты произведения исчезли, растворились в воздухе вечереющей Самары с последними лучами заходящего солнца. Понятно, что их донесение до слушателей не было главной задачей данного исполнения, поскольку формат диктовал иные масштабы, увы! Но эффект в виде грома аплодисментов полуокоченевшей публики был.
Итак, громкое открытие фестиваля состоялось. Старые бренды уходят в прошлое, да здравствуют новые! Ура!

* Музыковед, кандидат искусствоведения, доцент кафедры теории и истории музыки СГИК.

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 24 сентября 2020 года, № 18 (191)
Tags: Культура Самары, Музыка
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment