Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Category:

Татьяна ДЫМОВА: «Люблю узоры посложнее!»

Монолог актрисы записал Александр ИГНАШОВ *

24 сентября актриса Сызранского драматического театра имени Алексея Толстого, заслуженная артистка России Татьяна ДЫМОВА отмечает юбилей.

Критики не раз отмечали свойственные Татьяне Дымовой яркую характерность и глубокий психологизм. От комедии до драмы, от фарса до трагедии, от классики до постмодерна – ей подвластны все жанры.

[Spoiler (click to open)]
– Я, можно сказать, выросла в театре. Папа и мама – театральные актеры. Бабушка работала корреспондентом газеты «Известия» сначала в Москве, а позже в Куйбышеве. Дедушка был кинорежиссером. Никто из них никогда не подталкивал меня к выбору профессии.
Но как мне кружил голову запах кулис! Окончив школу, я не рискнула поступать в театральное училище, чувствовала, что пока к этому не готова. О театре я мечтала втайне от родителей, но не от дедушки. На следующий год летом он, будучи первым секретарем Поволжского отделения Союза кинематографистов, поехал по работе в Казань и взял меня с собой. Я видела себя не комедийной и не характерной, а исключительно драматической актрисой и на вступительных экзаменах в театральное училище читала поэзию Цветаевой. Голос у меня от природы поставлен. Походка и плавность рук были балетные, не зря же я семь лет занималась в балетной школе при Куйбышевском театре оперы и балета.
В театральном училище роли мне давали на сопротивление – исключительно характерные. Там же, в училище, я встретила Олега. Девушка я была с достоинством, на мужчин не смотрела и замуж не собиралась. Но от любви и от судьбы не уйдешь!
Первым профессиональным театром для меня и мужа стал Куйбышевский театр юного зрителя. Мы и сейчас с удовольствием вспоминаем эти четыре года работы! Первой моей ролью в декабре 1983 года была Кошка в спектакле Евгения Фридмана «Шишок». Затем я играла всё и всех – и героинь, и сказочное зверье. Очень интересно было репетировать с Андреем Дрозниным пластический спектакль «Маугли». Он объяснял мне, что Багира сильна внутренней силой, энергетическим посылом, а я на первых порах этой внутренней силы в себе не чувствовала. В ТЮЗе я многому научилась. Мы работали в сумасшедшем ритме. Видишь в театре на доске объявлений приказ о распределении ролей и думаешь: хоть бы меня не заняли, дали отдохнуть! Не знаю, правильно ли мы с мужем сделали, что уехали из Куйбышева в Советск. Сейчас, бывая в Самаре, я подхожу к новому зданию СамАрта, и сердце моё вздрагивает.
В драматическом театре Советска мы провели два года. Там я получила одну из своих первых театральных наград за эпизодическую роль. В главной мужской роли в том спектакле был мой муж. Оставшийся в Сызрани сын писал нам слезные письма, и мы вернулись к нему и к моим родителям.
Наши театральные судьбы складывались удачно. Мы никогда не ревновали друг друга к успеху, не занимались «перетягиванием одеяла на себя».
Мой муж ушел из театра в кино. Он окончил театральное училище имени Щукина, его мастером на режиссерском курсе ВГИКа был Владимир Наумов. Олег состоялся в кино как актер и режиссер. Года два назад ему предложили сыграть в телевизионном проекте насильника, и я, наверное, впервые выступила против: «Ни в коем случае! Будешь убедителен в образе – и публика приклеит его к тебе навсегда!» В этом отношении театр, как мне кажется, дает чуть больше творческой свободы, хотя артистическая судьба зависит и от формирования репертуара, и от того, видит тебя режиссер в той или иной роли или нет.
В отличие от мужа я кино и телевидения побаиваюсь. В режиссерских киноработах Олега у меня даже эпизодических ролей не было, хотя некоторых наших артистов я ему сосватала. Перед кинокамерой, да и перед радиомикрофоном я становлюсь другой. Не зря же есть четкое представление о том, что для кино и театра нужны разные актерские школы.
Чуть больше половины жизни, тридцать один год, я служу Сызранскому драматическому театру. И не перестаю удивляться: для многих так называемых театральных людей мы где-то там, за горизонтом. Мне в Сызранском театре интересно. Здесь создавали спектакли такие режиссеры, как Александр Ривман, Анатолий Болотов, Андрей Ермолин, Виктор Курочкин. Уже несколько лет работает в своей стилистике Олег Шахов. Когда ты в руках настоящего режиссера – это счастье! Когда режиссер слабо понимает, что делает, актерам приходится существовать в рамках его замысла. Я человек неконфликтный, но могу взбрыкнуть, доказывая свое видение пьесы и роли.
Приятно слышать от театроведов, читать в профессиональной прессе, что мои родители, Лидия Георгиевна и Андрей Дмитриевич Дымовы, вошли в историю Сызранского театра. Уже пятнадцать лет в спектакле по пьесе Алексея Слаповского «Не такой, как все» я играю с мамой в ярком сценическом конфликте. Сложно передать словами, что я чувствую, когда играю с ней в одном спектакле!..
Я не могу работать в «террариуме единомышленников». Мне нужен театр-дом. Везде есть свои плюсы и минусы. Если рядом с тобой блестящий профессионал, но неприятный тебе человек, работай с ним, но не дружи. Другое дело, что сцена, как увеличительное стекло, проявляет в нас все, от нее ничего не скроешь.
Раньше в нашем театре часто ставили спектакли приглашенные режиссеры. То одна стилистика, то другая эстетика – артисты с удовольствием открывали в себе что-то новое! Последний столь мощный всплеск эмоций был три года назад во время Лаборатории Государственного Театра Наций.
Год за годом я играла одну молодую героиню за другой, сейчас перешла на характерные роли. В сердце остались Кабанова в «Грозе», Кейт в «Сильвии», Анита в «Старомодном коктейле», Ставрогина в «Наших» по роману Достоевского «Бесы», Элиза Дулиттл в «Пигмалионе» и Агафья Тихоновна в «Женитьбе», Серафима в спектакле «Блажь» и Тереса в «Дульсинее Тобосской», Сурмилова в водевиле «Лев Гурыч Синичкин»…

Сцена из спектакля «Наши» по роману Ф. Достоевского «Бесы». С. Михалкин – Ставрогин, Т. Ахроменко – Лиза, Т. Дымова – Ставрогина, П. Чичев – Верховенский. 2011

Два года назад в «Интимных отношениях» я сыграла Мать, современную женщину с жестким характером, считающую, что сын должен жить по ее правилам. Год назад вышла на сцену в «Ромео и Джульетте» тоже в роли матери, леди Капулетти, которая по замыслу режиссера не испытывает никакой любви к дочери. Сейчас снова репетирую роль матери – госпожи Простаковой в «Недоросле». Эта мамаша знает, чего хочет, но живет слепой любовью к сыну и в результате остается у разбитого корыта. Последние ее слова: «Погибла я, отняли у меня власть, нет у меня сына!» Текст пьесы поначалу казался мне архаичным, устаревшим, но мы начали репетировать, и с каждым днем мне все интереснее – и текст, и сюжет, и моя героиня! Так совпадает, что премьера состоится на следующий день после моего юбилея.
По знаку зодиака я – Весы. Эмоциональна и склонна к размышлениям, воспринимаю мир как гармонию духовного и внешнего. Люблю путешествовать, знакомиться с новыми городами, людьми. Домашний быт меня не утомляет. В неторопливом вязании мне интересны узоры посложнее, хотя сама я их не сочиняю. Вот придумать витиеватые узоры в роли во время репетиций – это да, это мое! Люблю романы Достоевского, но, когда жизнь загрузит, могу почитать и что-нибудь полегче.
На мне актерская династия Дымовых заканчивается. Сын в четырнадцатилетнем возрасте играл в одном из наших спектаклей, но о сцене не мечтал. Он окончил аэрокосмический университет, работает программистом в Москве. Я рада, что он сам выбрал свой путь и занимается любимым делом. В этом он очень похож на меня…

* Кандидат филологических наук, член Союза писателей, Союза театральных деятелей и Союза журналистов России, «Золотое перо Самарской губернии».

Опубликовано в «Свежей газеты. Культуре» от 24 сентября 2020 года, № 18 (191)
Tags: Культура Самарской области, Сызранская драма, Театр
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment