Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Category:

Музыка, воплощенная в красках

Валентина ЧЕРНОВА *

В этом году исполнилось бы семьдесят лет Виктору НОВОКРЕЩЕНОВУ (1950–2010). Самарский художественный музей представляет выставку, приуроченную к юбилею художника.

Выставка небольшая – около двух десятков работ, в основном из фондов музея. После смерти бизнесмена и коллекционера Олега Дьяченко его мать Галина Константиновна передала работы художника в дар музею, и с той поры полотна Новокрещенова радуют зрителей на всех новых выставках.
Помимо музейных произведений, дочь и жена художника представили несколько неизвестных широкой публике работ из домашней коллекции. Это невероятно экспрессивный автопортрет и композиции «Воспоминания прошлых лет» и «Провинциалы».
[Spoiler (click to open)]
Виктор Новокрещенов родился в Самаре, на улице Полевой, взрастал в милой сердцу Зубчаниновке, в маленьком деревянном доме, где на небольшом участке мать сажала не только овощи, но и цветы. Потому-то цветы сопровождали его всю жизнь. После армии Виктор поступил на заочное отделение политехнического института и устроился на работу на авиационный завод. Там была мастерская художников, которые занимались живописью и «наглядной агитацией». Виктор заходил, пробовал, вырезал, чеканил, лепил, отливал маски. Почувствовав в себе новые силы, некоторое время работал в художественной мастерской, а потом поступил в театр оперы и балета – бутафором.
Когда в Самаре открыли художественное училище, Виктор Новокрещенов поступил туда, но через год решил, что перспектива быть учителем рисования не для него. Много самостоятельно занимался живописью, писал портреты своих терпеливых родителей.
Он ездил в Москву – поступать в Строгановское, но учиться стал в Харькове, в художественно-промышленной академии, известной своими традициями. Шансов поступить было мало, конкурс огромный, но его приняли, учителей заинтересовали его колорит и самобытность. В 1980 году Виктор Новокрещенов окончил академию по специальности «монументально-декоративное искусство», и он снова в Самаре.
***
Его приняли на работу в творческо-производственный комбинат Союза художников монументалистом. Он стал автором многих витражей, росписей, мозаик в Куйбышеве и Куйбышевской области. Работа художника-монументалиста в основном связана с советским периодом жизни.
Александр Тумпуров вспоминает: «В творческо-производственном комбинате монументалисты работали на третьем этаже, а мы – оформители – на втором. Я как-то раз поднялся на третий этаж, а там Виктор на огромной стене рисовал эскиз монументальной росписи. Я стоял и завороженно смотрел на то, как уверенно рука выводит линии. В глубине души я прямо ахнул! Как он легко справляется с такими размерами. Подумал, вот что значит Мастер!»
Те, кто работал в художественном фонде, были не только эстетами, но и просто любили хорошую поэзию, музыку. Художническое братство не могло без этого.

Сергей Цедилов:
Работая в фонде, мы пересекались с ним на «мальчишниках». Обычно некоторые люди начинают петушиться, или впадают в агрессию, или становятся назойливыми собеседниками, а есть еще такие – пренебрежительно молчащие. Виктор был иным, наблюдал, внимал, вглядывался и вслушивался в собеседников. Пристально смотрел своими прозрачными добрыми глазами, словно заглядывая в душу, и молчал большей частью. Светлая личность!

Иногда он не сдерживался. Невольно вспомнился один вечер в середине 80-х. Несколько художников собрались у меня в гостинице «Театральной». Юрий Бородачёв, как всегда, достал книжечку японского поэта Исикавы Такубоку и начал нараспев читать. Виктор Новокрещенов морщился, с лица не сходила насмешливая улыбка. Ему хотелось что-то новое, иное. Ну не хотел он употреблять эту деликатесную поэзию. Потому вскочил, негромко обругал то ли поэта, то ли его почитателей, надел мою шапку-ушанку и ушел в темноту вечера. Так состоялось мое первое знакомство с художником.
***
После распада СССР Художественный фонд закрылся. Для многих художников началась новая жизнь. Виктор обратился к станковому искусству, к живописи.
Художники всю жизнь ищут себя и достигают расцвета мастерства далеко не сразу. И Виктор Николаевич обрел собственный почерк лишь в пору зрелости. В 1993 году состоялась его персональная выставка в Зальцбурге. Благодаря ей Новокрещенов стал известен коллекционерам разных стран. За рубежом выпустили открытки с изображением его картин. Сейчас живописные работы самарца находятся в частных коллекциях и галереях России, стран Европы.
Уже работа «Музыкант» (1989) В. Новокрещенова отмечена особым чувством музыкальности, когда живописная текстура пластично ритмизируется и одухотворяется.
Свое творчество Новокрещенов характеризовал так: «О тебе, обо мне, о нас». В смутное время на рубеже столетий он создал особенный мир, мир провинциального городка, затерянного на перекрестке среди множества миров. Здесь всегда радостно, празднично, гротескно; на картинах – гармония светлых, радостных тонов, парящие над землей фигуры...
И большая часть персонажей, за исключением художников и музыкантов, – мужики, бабы, цыгане – точно подгулявшая компания: с растопыренными во все стороны огрубелыми руками, босоногие, страшноватые, в пестром тряпье. Улыбается автор, насмешливо любуется тем, что по холстам всякий народ шастает и песенки во все горло выпевает. Музыка вокруг переполняет звуками все пространство.
С 90-х Виктор выбрал путь творческого отшельничества. Не любил тусовки, избегал журналистов, сочиняющих про художников всякие небылицы. Его интересовала только работа. Даже на открытии одной из своих выставок его вступительное слово заняло меньше минуты: «Спасибо, что пришли. Смотрите».
Он не был дичком, любил музыку и книги. Приобретал монографии о Павле Филонове, Казимире Малевиче, Сальвадоре Дали, перечитывал биографию Винсента ван Гога. Интересовался философией Конфуция. Бывая в Москве, обязательно заходил в Третьяковку, Пушкинский, Музей современного искусства. Очень любил иконопись, подолгу замирал перед иконами в городе Владимире и храмах Подмосковья.
Виктор Новокрещенов самозабвенно любил музыку. В его доме часто звучала музыка: квартеты Гайдна, Брамс, скрипка Давида Ойстраха. Большей частью художники за работой не отвлекаются на разговоры: всё подчинено холсту, кистям, палитре.

Виктор Новокрещенов. Мечта о море

Парадоксально то, что у немногословного художника все картины переполнены звуками. В придуманной Виктором стране поселяне поют и пляшут под гармошку, балалайку, а горожане тренькают на гитаре. Есть скрипачи, саксофонисты, контрабасисты. «По главной улице деревни» (2002), «Плясунья» (2001), «Вечерняя композиция с музыкой». Полифония его живописных аранжировок такова, что все работы зрелого периода, с элементами бытового жанра, невольно обладают бравурным симфоническим звучанием.
В большинстве работ Новокрещенова как некий символ всегда присутствует муза. Проворная, темноволосая, двигающаяся как будто в танце, будто яркая бабочка, плясунья, застывшая на фоне пивоваренного завода, и в своих заманчиво шелестящих юбках она вместила весь мир – головы, профили, карты и разную мелочь. Что любопытно, почти во всех работах эта дама – великанша, а мужчина – человечек с гармошкой в руках – словно дитя малое. Однозначно, муза – это Россия, Самара, Зубчаниновка. Это видно в одной из лучших композиций «К монастырю» (1999).
Особая тема в творчестве Новокрещенова – дары земли, выросшие в его саду в Зубчаниновке. Они запечатлены в большинстве красочных натюрмортов. Написанные свободно, в яркой гамме, они оставляют впечатление праздника. Торжество природных сил, пульсирование сочной плоти, пронизанной токами жизни, присутствуют везде: в истекающих соком ломтях арбузов, надутых гранатах, в букетах любимых пионов, в привядших головках подсолнухов. Все эти дары природы словно приглашают не только восхититься ими, но и немедленно с аппетитом употребить их: «Арбуз» (2008), «С гранатами» (2004), «Подсолнух» (2007). Говоря о колорите в натюрмортах, следует отметить необыкновенное богатство оттенков зеленого, алого и синего цвета. Природа наделила глаза Виктора способностью различать наибольшее количество оттенков одного цвета – до пятнадцати. Удивительное свойство видения!
Природа также наделила его талантом различать множество оттенков различных людских характеров. Потому-то душа всегда была открыта людям.
***
Мария Сергеевна Воронина как-то проникновенно рассказала о том, что Виктор был на редкость отзывчивым человеком: «В моей жизни была трудная ситуация. А в тот день я приехала к Виктору в Зубчаниновку, не выдержала, расплакалась, рассказала о горе в семье. Он успокаивал как мог. Потом пошел в сад, нарвал огромный букет пионов и вручил мне. Не забуду, как я возвращалась домой, погрузив мокрое от слез лицо в сладко благоухающие огромные цветки пионов. На сердце было тепло от его сочувствия».
До последнего дня Мастер сохранял любовь к цветам. Красота цветов в работах выражена через цвет, колорит, мазок, они не теряют четкости очертаний. От своей матери он знал секреты сохранения срезанных цветов в погребе, на леднике. Потому подолгу мог писать цветочные букеты в вазе. Следует признать, что музыкальная мажорная составляющая присуща большинству его натюрмортов.

Александр Нагнибеда:
Виктор был удивительный человек – вещь в себе. И хотя мы были однокурсниками, я не припомню, чтобы он с кем-то обсуждал какую-либо книгу, фильм. Он не любил большие шумные компании, ограничиваясь узким кругом друзей. Умел выслушать и помолчать, давая понять, что хорошо понимает собеседника. Всем своим обликом выражал душевное сочувствие, доброту.
Проявлением большого доверия были моменты, когда он вдруг решал показать свои картины. Во время одного такого показа он вдруг согласился сфотографироваться на фоне картины, что было удивительно даже для его жены Нины. Не любил выпячивать себя как личность.
Как-то он попросил меня свозить его в купель в селе Чубовка, при храме Покрова Пресвятой Богородицы в Кинельском районе, окунулся и проронил: холодная вода. Было такое чувство, что он предчувствовал свой скорый уход. Так оно и вышло.

В последние годы жизни художник писал не только натюрморты, но и полотна с жанровой тематикой, портреты. Это видно в «Автопортрете» (2010). Музыка всё также наполняла своим жизнеутверждающим звучанием его полотна, но это была новая музыка: мелодию выводил лишь один инструмент. В последних произведениях соткана удивительная среда, где совпадают колористическое мастерство, чувство и созерцание как откровение, возвышающее дух художника и наделяющее полотна трепетным дыханием жизни.

Виктор Новокрещенов. Автопортрет

До самого последнего часа жил и творил в доме, где прошли отрочество и юность. Он превратил свою мастерскую в некую инсталляцию. Запоминается стена, где Виктор сочинил автопортрет в шапке-ушанке, составленный из росписи и старой шубы. А вместо тулова, посередке, поместил корпус гитары без грифа. Огромная фигура распласталась на желтом фоне неба, вверху летит большая рыба. А сам художник, раскинув в стороны руки, парит над лодочкой, где уместились здания кирхи и пивоваренного завода. Своеобразный шутливый мотив Вознесения над Волгой.
За неделю до смерти он купил множество холстов, краски, новую палитру. Светлая память о нем сохранится надолго.

* Член Ассоциации искусствоведов России, член Союза художников России, главный научный сотрудник Самарского художественного музея.

Опубликована в «Свежей газеты. Культуре» от 27 августа 2020 года, № 15–16 (188–189)
Tags: Изобразительные искусства, Культура Самары
Subscribe

  • Читать обязательно!

    Завожу новую рубрику. И подвиг меня к этому Максим Кантор своей статьей " Почему я не ношу ленточки. Ответ Дмитрию Быкову и всей…

  • Всё дело в принципе

    Герман ДЬЯКОНОВ * Насколько сложно устроен наш мир? Каждая эпоха, каждая научная картина этого самого мира, каждая новая научная парадигма…

  • Посмотри на меня

    Екатерина АВЕРЬЯНОВА * Фото Алены ОСТАНКОВОЙ Самарский театр «Город» завершил 36-й театральный сезон премьерой по пьесе…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment