Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Categories:

Мы будем жить теперь по-новому

Светлана ЖДАНОВА

Навязчивый рекламный слоган стучит в висках. Пробую его на разные интонации (как учил Константин Сергеевич) – сбивая ритм, пытаясь извлечь смысл.
Мы будем жить теперь по-новому? Похоже, деваться некуда. Смотрю в инстаграме фотографии выступления А. Нетребко в начале августа на Арена ди Верона. На 15 000 мест – 3 000 зрителей. Позднее начало концерта, уже темно, арена – просто темный провал. Но там традиция: зрители зажигают свечки, фонарики телефонов… сердце сжимается: «Что вижу пред собой?!»

Зальцбургский фестиваль мужественно посылает месседж миру: искусство живо и победит! Но туризм под запретом, приехать невозможно, маленький город не может своими зрительскими силами обеспечить все события фестиваля даже при условии заполнения залов на пятую или третью часть. Всё – без антракта, не более полутора часов, если не на открытом воздухе, то должны быть открыты окна. И вместе с покупкой билета вы оставляете свои адреса-пароли-явки (привет, защита персональных данных!), с тем, чтоб в случае обнаружения заболевания у кого-то, сидевшего в вашем ряду, вас также подвергли известным ритуалам.
В фейсбуке, в открытом письме испанских музыкантов правительству, вопрос: как возможно исполнить требования к оркестрантам играть в масках-щитках, если они духовики? И действительно, правительство полагает, что новый всплеск заболеваний может происходить и происходит на концертах и спектаклях? А не в барах, братаниях на площадях и пляжах?
Туризм и торговля – экономически выгодны. Концертная и театральная жизнь, жизнь артиста, его профессия становятся последней жертвой бюрократии. Паралич гастрольной деятельности – трагедия для исполнителей. И дело не в гонорарах, хотя это важно, особенно для молодых и тех, кто не входит в не такой уж и большой мировой топовый список. Музыканту необходима публика как сущностная составляющая творческой реализации, ее цель и смысл. Да и судьба драматического артиста без публики так же бессмысленна. «Четвертая стена» в черных дырах шахматного порядка не добавляет вдохновения.
Впрочем, режиссура изобретательна: к примеру, по слухам, Марчелли в карантине заново придумал и переставляет в новом стиле социального дистанцирования уже было готовый накануне изоляции спектакль.
А вот будем ли мы, зрители, жить по-новому? Истосковались, соскучились, но изоляция дала серьезный волшебный пендель: столько услышано-увидено-просмотрено на сайтах мировых театров и концертных залов! Хочется живого зрелища, живого звука, живого общения. Да? А вы не замечали за собой, что как-то настораживаетесь в общественном транспорте, если рядом кто-то без маски? Стараетесь подальше держаться от соседа по очереди? Не заходите в лифт, если там кто-то уже есть? А среди ваших друзей разве нет людей, которые избегают встреч, общаются только онлайн или по телефону, обмениваются дачными дарами на расстоянии полутора метров через забор и в масках?
Новая реальность поселилась в нас осторожностью и страхом. И это правда. Какая часть публики реально вернется в залы? И когда из нас уйдет эта мерзкая настороженность? Да и вернется ли прежнее ощущение свободы выбора? Хотя я помню времена, когда на сцене оперного артистов вместе с оркестром и хором было на порядки больше, чем публики в зале. Выжили. Только теперь вот с хором – проблемы. Ох, боюсь, что мы обречены услышать дайджест «Аиды» и «Травиату»-лайт. Про балет помолчу. Не позавидуешь тем, кто принимает сегодня решения: что бы они ни сделали, всё будет походить на крыловский квартет. До тех пор, пока…
А пока – пока всё по-старому. Вот Гергиев приехал. Кому-то нельзя. А кому-то можно. Здорово, конечно. Только я сейчас не о музыке. Я – о музыкантах. Десятки молодых и талантливых сидят по домам без возможности сыграть концерт и заработать хоть немного. Только одна филармония – московская – подумала об их судьбе, в корне поменяла репертуарную политику. В сложившихся обстоятельствах и в Самаре надо бы переформатировать подходы к организации концертной деятельности, направив все возможные организационные и материальные ресурсы не на формальное воспроизводство докарантинных планов – что потеряно, то потеряно, – а на выработку совершенно новых принципов работы: такой шанс для обновления может больше и не выпасть.
Ну что? Мы будем жить? По-новому?

Опубликована в «Свежей газеты. Культуре» от 27 августа 2020 года, № 15–16 (188–189)
Tags: Искусство, Общество
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment