Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Category:

«Понизовая» и иные вольницы отечественного кино

С Днем отечественного кино!

Кинематограф как вид искусства ошеломил первых зрителей надвигающимся на них поездом братьев Люмьер. Испугал, восхитил, покорил…
В 1896 году «живые фотографии» были показаны и в Российской империи. Хотя, казалось бы, сюжеты – прибыл поезд на вокзал, рабочие выходят из ворот фабрики, собачка крутится, стена падает под умелыми руками строителей, потом поднимается под умелыми руками монтажера – не содержали никакой интриги, эмоциональной нагрузки, да и смысловой тоже. Констатация факта, но зафиксированы эти факты на кинопленку! Инновация, технологический прорыв, диковинка…
В 1908 году выходит первый отечественный фильм – «Понизовая вольница». По большому счету, это была экранизация одноименной пьесы Василия Гончарова по мотивам песни «Из-за острова на стрежень» Дмитрия Садовникова. Но именно за восемь киноминут удалось передать и стихию разбойничьего разгула, и роковую страсть атамана, и несчастность княжны, и с помощью интертитров довести дело до предрешенной первоисточниками трагической развязки. Успех был оглушительным! А то, что «фильм плохо кончается», стало фирменным стилем русского кинематографа и получило у зарубежных коллег название «русский финал» (Russian Ending).

Кадр из фильма «Степан Разин». 1939

Однако отечественным зрителям именно такая душещипательность и была нужна – можно, наконец, выплакаться всласть по конкретному, почти реальному поводу. «Молчи, грусть… молчи», «Истерзанные души», «В тисках любви», «В руках беспощадного рока», «В буйной слепоте страстей», «Была без радости любовь» – да мало ли жизненных ситуаций, которые достойны воплощения на большом экране? В кино же почти всё как в жизни!
Или в жизни всё как в кино? Критики хвалили «Понизовую вольницу»: «Прекрасно снят вид на Волгу и флотилии лодок с разбойниками», не подозревая, что великую русскую реку изображало маленькое искусственное озеро Разлив. И уж вряд ли об этом знал В. И. Ульянов-Ленин. Но 27 августа 1919 года именно он подписал указ о национализации кинодела. Ирония судьбы или сценарный ход?
«Барышню в белой шапочке» и «Курсистку Асю» на экране сменили «Арсенальцы» и «Степан Халтурин». В 1925 году, когда Сергей Эйзенштейн показал миру революционный «Броненосец «Потемкин», перевернувший мировой кинематограф, отечественный зритель с не меньшим удовольствием, чем когда-то «Понизовую вольницу», смотрел экранизацию песенки «Кирпичики», тем более, что заканчивается там все хорошо:
Запыхтел завод, загудел гудок,
Как бывало, по-прежнему он.
Стал директором, управляющим
На заводе товарищ Семен.
Так любовь моя и семья моя
Укрепилась от всяких невзгод…
За веселый гул, за кирпичики
Полюбила я этот завод.
Новый, советский финал! А главное, язык этого кино легко понять. По достоинству оценив потенциал кино для формирования не только общественного мнения, но и личных мыслей, большевики наладили фабричное производство идеологически правильных фильмов. Кинематограф превратился в институт социального преобразования.
Сегодня теоретики медиа определяют кино как «обучающую машину» (А. Жиру), «гуманистическое средство коммуникации» (Т. Кашани), «опыт» (Т. Эльзессер, М. Хагенер). Правы, как всегда, все. И история российского кино подтверждает эту всеобщую правоту.
Модели поведения/стиля/жизни, которые предлагали и предлагают нам фильмы, действительно трансформируют общество: сначала воспитывали советского человека в советском обществе, теперь – российского в современном. И совсем мало фильмов, которые воспитывали человека – порядочного, сомневающегося, способного на поступок, ищущего, думающего. Не в рамках идеологической парадигмы, а просто… Тарковский, Сокуров, Звягинцев – никак не массовое воспитание, но размышление, интеллектуальное возбуждение, личный перелом. Фильмы этих режиссеров не изменят все общество, но изменят жизнь только того, кто не «посмотрел», а «увидел».
Сегодня смотреть «Понизовую вольницу» и другие фильмы с «русским финалом» смешно – слишком уж роковые страсти. Фильмы в духе соцреализма смотреть страшно – настолько противоречат веселые колхозники и счастливые инженеры архивным данным. Современные маловероятные истории с непременным happy-end´ом смотреть просто неинтересно – голливудские штампы на фоне родных осин. Что же смотреть? Да свой собственный плей-лист – в отечественном кинематографе столько фильмов, которые дадут ответы на многие вопросы, покажут, как можно и нужно жить, и покажут, как не нужно, во что нужно верить и на что надеяться, что делать и кто виноват. Жизнь покажут, отечественную.

В роли неофита – Виктория ТРИФОНОВА

Опубликована в «Свежей газеты. Культуре» от 27 августа 2020 года, № 15–16 (188–189)
Tags: Кино
Subscribe

  • Наследство

    Зоя КОБОЗЕВА * Мое наследство щедрое храня, Ты проживешь и долго, и достойно. Все это будет так. Ты видишь, я спокойна. Счастливой…

  • Что такое плохо, знает прокурор

    Рубрика: О, времена! О, нравы! * Герман ДЬЯКОНОВ ** Перед Законом все равны. Конечно, если это закон всемирного тяготения или правило…

  • Тряпочки

    Сегодня – день рождения Зои Михайловны! Зоя, солнечного настроения! Оптимизма! И много новых текстов – устных и письменных! А пока…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment