Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Category:

Три лика науки

Чествуя науку, мы видим ясно три грани, три понимания ее, действующие в современной цивилизации.

Сначала – арабы, евреи, древние греки и Галилей. Узок круг этих энтузиастов, страшно далеки они от того, что мы сейчас считаем Научной Истиной. Но их дело не пропало. Греки разбудили Галилея, Галилей открыл роль эксперимента в науке.
С момента пробуждения Галилея наука и стала рассматриваться: а) как способ познания природы, б) как система парадигм и в) как социальный институт, своего рода социальный лифт, к первым двум интерпретациям имеющий весьма косвенное отношение.
Вот о последнем и следует поговорить. После защиты магистерской диссертации виновник торжества задумывается о продолжении научной карьеры. Этот путь лежит через соискательство или через аспирантуру, после чего, причем далеко не всегда, следует защита диссертации и получение степени кандидата. Кстати, в СССР степень кандидата наук была введена 13 января 1934 года.
Вдумаемся в значение этого понятия. Куда кандидата? Не куда, а чего. Кандидата соответствующих наук. А дальше? Оказывается, что в понимании большинства адептов кандидатская степень есть финал научной карьеры. Дальше они идут в бизнес, и доходы их зависят не от степеней и званий, а от деловых качеств. Тогда зачем всё предыдущее?
Продолжение научной карьеры – это не цветочки нюхать. Не каждый решится на это. Некоторые герои всё же этот путь продолжают, и часто это путь триумфатора. Я лично знаком с доктором двух наук, говорят, есть еще и трех. Это хорошо для отечественной науки.
А теперь следует поговорить о месте этой самой отечественной науки в контексте науки мировой. В выпуске от 8 января 2020 года британского научного журнала Nature приводятся данные о том, что российская научная периодика, курируемая РАН, страдает такими пороками, как плагиат, самоплагиат или gift authorship («Шишков, прости, не знаю, как перевести»), то есть «угощение соавторством», когда в творческий коллектив включают нужного человечка.
В России около 6000 научных журналов, весьма популярных в нашей научной среде. Поток статей, которые авторы присылают в них, огромен. Сравнительно недавно был опубликован доклад специальной комиссии, созданной в нашей Академии наук для анализа состояния дел в этой области. Результаты оказались плачевными. Начать с того, что российские ученые публикуются по преимуществу в отечественных журналах, в отличие, как сказано в статье из британского журнала, от своих коллег из Польши, Германии и Индонезии.
На мой взгляд, тому имеются две причины. Во-первых, это крайне низкий уровень знания иностранных языков, прежде всего английского. Один уважаемый мною профессор отблагодарил своего жестянщика по автомобилям, защитив его кандидатом наук. На сдаче кандминимума оказалось, что соискатель из великого и могучего знает только слово «зэ» («the»), но перевести его сильно затрудняется. Так что разные там «Просидингз» и «Ревьюз» могут расслабиться.
Вторая причина состоит в необходимости обязательных публикаций в заранее заявленном числе. А ведь еще знаменитый Томас Кун говорил, что наука развивается скачкообразно. Не всегда научная мысль приводит к значительным достижениям.
Кстати, о научной мысли. Вы наверняка помните замечательную роль Ростислава Плятта из комедии «Весна». Как точно он описал работу ученого: «Сел, задумался, открыл», – что отражает лишь видимую постороннему глазу сторону работы научного работника или полководца.
Что ж, без «задумался» никак нельзя. Да вот только с «сел» не всегда получается. Настоящий ученый непрерывно думает «о своем, о девичьем» практически постоянно: и сидя, и стоя, и лежа, даже во сне (вспомните о Менделееве, о Кекуле, которым якобы во сне являлись их результаты).
Про сон – это байка для лентяев и бездарей. Вот я, например. Сколько ни сплю, а уравнение Великого Объединения так мне и не приснилось. Может, сплю как-то не так? Сплю так, как надо, просто знаний маловато. Именно по этой причине я и предлагаю подлинных носителей научного знания называть учащимися, ибо тяга их к познанию велика и неистребима.
Мы, простые люди, ворчим на дождь. Учащийся будет смотреть и на форму капель, и на брызги, и на круги на воде, которые не сталкиваются при взаимодействии, а проходят друг через друга, – и не просто смотреть, а пытаться понять, почему всё так, как есть. Потом он попытается рассуждать логически, пользуясь только феноменологией изучаемого явления или системы, и в конце концов попытается подобрать адекватную математическую модель. Последняя, скорее всего, может обладать функцией предсказания фактов. По странному капризу природы она подчиняется математической мысли человека, и неясно, почему. Если предсказанные теорией факты наблюдаются в действительности, значит, теория верна. Если нет, то нет. Таковы правила науки. Всё остальное – от лукавого.

* Специалист по теории информатики, старший преподаватель СГТУ.

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» 30 января 2020 года, № 2 (175)
Tags: Наука
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment