Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Category:

Искусство принадлежит…

Сегодня – день рождения искусствоведа и куратора, руководителя галереи «Новое пространство» Нели Коржовой. Творческих удач, Неля! Ярких впечатлений – несмотря ни на что! Новых выставок и проектов! И в подарок всем нам в ознаменование события – текст об одном из последних Нелиных проектов.

Елена БОГАТЫРЕВА *

В рамках Лабораторной платформы, совместного проекта галереи «Новое пространство» Самарской областной универсальной научной библиотеки и Средневолжского филиала Государственного музея изобразительных искусств имени А. С. Пушкина, состоялась онлайн-встреча с художником Виталием КОМАРОМ, одним из самых узнаваемых представителей независимого советского искусства и, добавим, одним из самых дорогих художников-шестидесятников в мире; изобретателем – в соавторстве с Александром Меламидом – соц-арта; зачинщиком «бульдозерной выставки», «торговцем американскими душами», автором многих других нашумевших проектов, после распада дуэта – проектировщиком художественного течения «Новый символизм».

Виталий Комар. Береги себя, Адам. 2020, март
[Spoiler (click to open)]

Тема встречи обыгрывала довольно часто цитируемую ленинскую фразу из письма Кларе Цеткин: «Искусство принадлежит народу». Вождь говорил о трудовом народе, который надо культурно подтягивать, чтобы искусство стало понятно и любимо.
Искусство соц-арта было развернуто в сторону исследования этой темы. Самый наглядный пример – проект «Выбор народа», когда, используя современные методы опроса среди русских и американцев на тему «Какую картину хочет видеть большинство населения?», художники составили портрет искусства, создали идеальную и ужасную картину по мнению двух наций. В последующие годы проект расширялся и охватывал новые нации и даже отдельные города, из чего выяснилось, что вкусы у всего человечества примерно одинаковые.
Но сейчас я смотрю на работу Комара «Воспоминание о бульдозерной выставке», написанную значительно позже (2014–2015), и вижу близкую оценку положения дел, которая более не приглашает в мир соц-арта, где можно было еще смеяться смехом богов и людей, где было место и травестии, и пародии, различие между которыми Комар усвоил, еще учась в Строгановке.
Что перед нами – разве не мир, где тех, кого называют художниками, всегда меньше тех, кто их постоянно отменяет, делает лишними? Вот и на картине «лишние» задумчиво спокойны. Они больше не дерзят, как было в «Двойном портрете» раннего соц-арта. Они находятся на первом плане картины, при этом размерами они меньше того, чему стали поводом, что на них надвигается, нацеленное смести, разрушить, стереть из памяти тех, кому «искусство принадлежит».
В статье «Авангард, соц-арт и бульдозерная выставка 1974 года» Виталий пишет: «Как и все художники авангарда, мы мечтали сломать барьер между собой и зрителями, но парадокс был в том, что сначала мы сами этот барьер создавали, т. е. создавали свои работы. И вот зрители сами сломали этот барьер, когда мы пошли к ним навстречу. Это была такая же форма соавторства, как разрушение греческих статуй христианами. Как разрушение христианских храмов Лениным. Как иконоклазм русских диссидентов, разрушающих статуи Ленина. Именно поиск зрителя и невыносимое чувство одиночества заставили нас выйти из подполья на улицу».
Имея уникальный опыт жизни в различных политических системах, в нашем разговоре, который при желании можно найти в Сети, Виталий коснулся права собственности на искусство, как оно реализуется сегодня в публичном пространстве. Сам просмотр работы в музее наделяет зрителей относительно равными правами, этому же способствует и репродуцирование работы. Затронута была и декларация собственности (частной или государственной) в различных политических системах. Но различие таковых систем Виталий более всего находит в элитах, которые там образовываются, в разной истории определения отношений элиты и верховной власти (мне понравилось выражение «элиты с разными традициями»). И искусство здесь оказывается частью истории, так же, как история – частью политики.

Виталий Комар. Время как хвост Оробороса в песочных часах. 2002

«Персонаж Komar & Melamid возник в искусстве, чтобы разрушить в СССР монополию соцреализма, в Западном мире – дискредитировать модернизм и на обломках обеих ветвей искусства ХХ столетия наметить контуры нового интернационального стиля, отличительным свойством которого стала бы эстетическая и философская эклектика».
Искусство Виталия Комара глубоко рефлексивно. Оно не укладывается в прокрустово ложе политических клише. Рефлексия Виталия Комара предполагает работу с терминами. Связана она и со стилистикой именования, через обсуждение которой мы смогли выйти на тему нового, и с историей искусства, и с темой «расширения сумеречной зоны».
Для Виталия Комара история искусства – это что-то сродни семейному альбому, рассматривая который, художник осуществляет свое узнавание, и это профессиональное поле, из которого он черпает возможности для своего высказывания.
На мой взгляд, «концептуальная эклектика» (термин Виталия Комара) как принцип мышления вычленяется с самого начала его пути и менее всего отвечает стратегии экстремизма. В разные периоды жизни эклектика осуществлялась на разном материале, находила свои зеркала в истории, прошла свою содержательную эволюцию – от соц-арта к неореализму. Интервью с художником и его статьи это только подтверждают.
Если рассматривать соц-арт, то новым оказалось узнавание известного, того, что составляло советские реалии жизни и определялось в отношении публичной сферы, как она функционировала в СССР. Соц-арт возник из осознания наглядной агитации; языка пропаганды, лозунгов на улицах, которые уже не замечали; того, что Комар называет соц-концептуализмом (первый концептуалист у Виталия – Кампанелла, у которого Ленин позаимствовал идею украшения улиц надписями):
«Мы долго не понимали, что в ХХ веке, в СССР, в рамках тоталитарного Арт-деко существовал не только всем известный музейный соцреализм, но и «официальный концептуализм». Историки искусства так же долго не замечали его, как не замечали уличное искусство западной рекламы, до появления поп-арта, который соединил массовое и элитарное. Поместил поп-образы в музейный контекст».
Работы соц-арта выявили это явление культуры, сделали его узнаваемым и через пародийное остранение – языком нового искусства. Виталий так это комментирует: «Соц-арт – это была попытка взглянуть на окружающую нас культуру как на идеологический пейзаж. Потому что это было независимо от нашей воли, существовало как бы сверху. Законы государственные, бюрократические законы – это такая попытка имитировать законы природы в какой-то степени. И соц-арт пошел по пути поп-арта. Поп-арт был очень новым явлением, особенно на фоне американского абстракционизма, но он стал изображать привычные изображения, изображение изображений, это метаискусство, художники брали образы рекламы, которые их везде окружали. Но в России не было рекламы, очереди стояли, не надо было рекламировать никаких продуктов. Была идеологическая реклама, она называлась наглядной агитацией, агитпропом, эта идейная реклама вошла и в галереи, искусство тоже во многом занималось агитацией и пропагандой. После моей жизни в Америке и в Советской России я могу видеть американскую рекламу как коммерческую пропаганду, а советскую рекламу как идеологическую. И реклама, и визуальная пропаганда очень схожи по технике работы художника, исполнителя и заказчика. Мы должны толкать потребителя рекламы или наглядной агитации к совершению подвига. Вперед, предположим, к борьбе с врагом, к подвигам труда, «за надои молока», «больше дадим угля», некий героический жест, поступок, героическое действие. В американской рекламе – тоже подвиг, надо решиться даже на покупку недорогой вещи». Обозначая соц-арт как «советскую версию концептуального поп-арта», художник подчеркивает, что «в двух культурах много сходства».
Неосимволизм – это развитие идеи концептуальной эклектики, которая вмещает в себя не только формулу смеха богов и людей, но и размышление о будущем, в котором важным окажется кольцо Уробороса, которого Виталий пишет как Оробороса. В одной из своих работ из символов «Большого взрыва» художник соединяет, к примеру, его изображение внутри песочных часов в диптихе с изображением часов на Спасской башне и фигурой Сталина. Что это как не аллегория времени – времени, восстанавливающего «утраченную связь искусства с историческими и вневременными мифами»?
На встрече мы посмотрели работу «Последние дни Иова», где «концептуальные знаки связываются с живописной грезой», а иллюстрация книги Иова поднимает вопрос свободы выбора (не лишаемся ли мы в отсутствие творца этического императива?). Художник не дает ответа, он задает вопросы, соединяя весы закона, социального символа правосудия, с образом вселенского равновесия, восточного азиатского символа инь-ян.

Виталий Комар. Последние дни Иова

Сам Виталий Комар так комментирует новое направление: «Образы Нового Символизма – это видения еще не рожденного, непроизносимого слова. Они концептуальны и сродни не только искусству прерафаэлитов и символистов XIX века, но, в большей степени, древним синкретическим символам, которые тысячи лет назад объединяли происхождение письменности и искусства. Поэтому эти работы можно назвать и «концептуальным символизмом», и «протосимволизмом». В своем проекте я хотел бы приблизиться к граничащему с абсурдом синкретизму государственных символов. Помню, я пришел к зданию ООН увидеть, как снимают советский флаг. Стояла осень 1991 года, в Нью-Йорке опадали листья, я смотрел на серп и молот, но видел старый символ Суеты сует: песочные часы и череп. Я долго стоял перед флагами всех стран. Полотна этой инсталляции объединяли абстрактные и фигуративные образы, политическую геральдику и трансцендентные мандалы. Последствия мировых войн, социальных и научных революций ведут к разрушению связей между фрагментами когда-то гармонично единого мира. В этих условиях я обращаюсь к визуальным символам с их таинственными свойствами сближать далекие друг от друга образы и концепции. Эта магическая гравитация приносит мне облегчение и надежду на то, что искусство сопротивляется научно доказанному расширению вселенной, ведущему к небу без звезд, со всеми недоказанными последствиями этого для нашей души».

* Философ, литератор, кандидат филологических наук, доцент кафедры философии Самарского университета.

Опубликована в «Свежей газеты. Культуре» от 16 июля 2020 года, № 13–14 (186–187)
Tags: Изобразительные искусства
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment