Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Category:

«Воевода год помечает, а два – отвечает»

«Воевода год помечает, а два – отвечает»

Эдуард ДУБМАН *

Понятие «воевода» в представлениях современного читателя связано, прежде всего, с дружиной, древнерусским войском, походами и сражениями. Однако в эпоху становления единого Русского государства второй половины XVI XVII в. этот термин получил дополнительную смысловую нагрузку. В соответствии с реформами местного управления Ивана Грозного воеводы стали назначаться в пограничные города и уезды Московского государства, где совмещали как военные, так и административно-полицейские функции.

Как считают историки, началось это на землях завоеванного Казанского ханства. Именно там, в условиях постоянных восстаний местного населения, необходимо было окончательно замирить край, поставить военные гарнизоны и расселить крестьян, основать православные монастыри и храмы, создать сильное военизированное управление.
Введение воеводской системы помогло все это сделать. Именно поэтому в конце XVI в., когда на лесостепных окраинах страны происходило интенсивное возведение новых городов-крепостей, в них из Москвы стали назначать воевод. В крупные пограничные города, такие как Казань и Астрахань, посылали бояр и окольничих, в городки-крепости с небольшими гарнизонами – стольников или представителей других чинов московских дворян.

[Spoiler (click to open)]
По мнению правительства, скромный пограничный город на Волге, каковым считалась основанная в 1586 г. Самара, был достоин в качестве воевод, как правило, стольников, но никак не представителей первостепенной знати. Лишь однажды, в 1625/26–1632/33 гг., здесь на воеводстве находился боярин Б. М. Салтыков, но его определили в окраинный город в «опалу», с запретом именоваться боярином. Однако в истории нашего города были и особые периоды, когда он приобретал стратегическое значение для всего юго-востока Европейской России. И тогда в него направляли воеводами ярких личностей, сыгравших значительную роль в истории страны.
К таковым следует отнести князя Григория Осип(ф)овича Засекина, основателя и первого самарского воеводу в 1586–1587 гг. Под его началом строились также Царицын и Саратов, и он же управлял этими городами-крепостями в первый, самый сложный период их истории.
В тяжелые 1613–1614 гг. борьбы с авантюрой И. Заруцкого в Самару был послан видный военачальник Второго ополчения, родственник Д. М. Пожарского Дмитрий Петрович Лопата-Пожарский. Именно на него была возложена задача создать в городе форпост, способный остановить повстанческую армию продолжателей Смуты.
В 1675–1677 гг. в Самаре на воеводстве находился А. Н. Самарин из старинного, известного со времён Дмитрия Донского, боярского рода Квашниных. Сам Андрей Никитич, гордясь древностью своего рода, писал в одной из челобитных: «А мы... людишки родословные болши трех сот лет». Вместе с ним в Самаре был его сын Петр (род. в 1671), впоследствии ставший одним из первых русских поэтов.
Посылали в Самару воеводами перешедших на русскую службу иностранцев: в 1671–1672 гг. В. Я. Эверлакова, в 1672–1673 гг. – А. Д. Фанвисина, предка знаменитого русского драматурга второй половины XVIII в., в 1677–1678 гг. – А. Шеля. Первые двое были потомками перешедших на русскую службу во второй половине XVI в. «немцев» из Ливонии. Александр Шель оказался на русской службе сравнительно недавно.
Впервые в Поволжье он упоминается в 1674 г. как полковник, назначенный на воеводство в Саратов «город на горах делать новый». По настоянию Шеля Саратов был перенесен на правый, горный берег, что потребовало от воеводы-«горододельца» незаурядной настойчивости и квалификации. Отметим, что и в Самаре в условиях развертывавшегося в Заволжье крупного восстания башкир Шель возвел в городском предполье систему оборонительных сооружений. Судя по всему, новый воевода был человеком активным и предприимчивым. В 1678 г. он писал в Москву, что под Самарой найдена серебряная руда, и послал в столицу образцы. Последующая судьба его рудных изысканий неизвестна.
В основном же среди самарских воевод были личности неброские, не входившие в первостатейную знать и не оставившие яркого следа в русской истории. Всего с 1586 до 1706 г., по нашим подсчетам, состоялось около 70 случаев назначения в Самару на воеводство. Четырежды в город направляли не одного, а двух воевод, один из которых являлся старшим, а второй его «товарищем». Так произошло, например, в 1614 г., когда Самарой управляли князья В. И. Туренин и М. В. Белосельский. Дважды, с небольшим разрывом, в Самаре воеводствовал стольник Г. С. Овцын (в 1589–90 и 1593–97 гг.). Среди воевод были: 1 боярин, 30 стольников, 1 стряпчий, 1 жилец и 1 полковник. Чины остальных не установлены.
Воевод меняли в течение одного-двух лет после назначения, хотя и здесь бывали исключения. Для московского дворянства воеводcкая служба являлась выгодным и привлекательным делом. Именно поэтому даже на место в скромной Самаре была конкуренция; сюда назначали по челобитьям в награду за особые заслуги на тяжелой военной службе. Так, в 1658 г. в город был назначен «псковитин», видимо, выборный дворянин И. Т. Назимов «за службы и за раны». Только однажды, В. Я. Эверлакова, послали воеводой царским указом без челобитья. Это произошло сразу после завершения Разинщины, когда предшествующего воеводу повстанцы утопили.
Обязанности и права воеводы были обозначены при назначении в особом наказе. Он жестко регламентировал полномочия, не позволяя совершить серьезную акцию без ведома Москвы, но в то же время не мог предотвратить воеводское самоуправство. Местное население обязано было «кормить» воеводу, его родственников и слуг. «Кормление», несмотря на ограничение еще в середине XVI в., являлось основой для благополучия воеводы и его семьи и в последующем веке. В его состав входили не только крупные разовые сборы с посадских людей и крестьян – «въезжее», на три праздника – Рождество Христово, Пасху и Петров день, но и «повседневный корм», «деньги за харчи», производившиеся еженедельно или помесячно. XVII в. породил новые виды кормления: платежи на именины царя и членов царской семьи, на именины воеводы и членов его семьи, корм на отъезд воеводы. В представлениях подвластного населения в «кормлении» различались вполне оправданные «честные почести» и незаконные «посулы» и «поминки». В челобитных горожан обычно говорилось о «посулах и поминках» как о взятках за незаконные действия, вымогательствах. При этом одно и то же подношение сам воевода называл «почестью», а население – «посулами и поминками».
Несмотря на законодательные ограничения, такая система в городе, находившемся на богатом торговом пути, открывала широкие возможности для злоупотреблений. Случаи мздоимства и лихоимства нередки были в самарской истории (воеводы А. И. Мясоедов (1656–1659), И. С. Нестеров (1682). Последнего обвиняли не только во взятках, но и в убийстве).
По меркам русского правосудия, для горожан явиться к представителям местной администрации скопом и открыто заявить о своих требованиях считалось тяжким преступлением. Но и угроза жестокого наказания не всегда могла остановить их. В 1648 г. самарские люди приходили скопом к воеводе в съезжую избу: «Невежливые слова говорили... учинились сильны и непослушны». Во время Разинщины против местной самарской администрации во главе с воеводой поднялись как посадские, так и служилые люди – стрельцы и пушкари, то есть практически все основное население города.
О своих действиях воевода отчитывался перед приказом Казанского Дворца. Оставляя подотчетным только Москве, приказная администрация создала механизм местного негласного контроля за его деятельностью. Эта задача входила в обязанность дьяка или подьячего, посылаемого из столицы для руководства съезжей (приказной с 1670-х гг.) избой. В ней постоянно «сидели» воевода, подьячие, городничий; велось делопроизводство, решались основные вопросы в жизни города и уезда. Четкого разделения функций в управлении и суде не было создано. Воеводе с его помощниками – «товарищами» – приходилось быть компетентным во всех областях.

* Доктор исторических наук, профессор Самарского университета.

Опубликована в «Свежей газеты. Культуре» от 16 июля 2020 года, № 13–14 (186–187)
Tags: История Самары
Subscribe

  • КульПросвет

    В пятницу, 21 апреля, в 18:04 на частотах радиокомпании «Вести FM » (93,5) – очередной выпуск проекта Светланой Ждановой…

  • Культ-Просвет от 28 октября 2016 года

    Очередной выпуск проекта «Культ-Просвет» от 28 октября 2016 года. Гость – балетный критик, кандидат искусствоведения Роман Володченков (Москва).…

  • Культпросвет на ММКФ

    КультПросвет о предварительных итогах 38-го Московского международного кинофестиваля глазами меня. Ведущая программы - Светлана Жданова.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments