Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Category:

Приношение Дмитрию Дятлову

Июль в «Свежей газете» – месяц дней рождений. В этом году главное день рождение – у нашего музыкального обозревателя, члена союзов композиторов и журналистов, единственного в губернии доктора искусствоведения, профессора СГИК Дмитрия Алексеевича ДЯТЛОВА, с чем его мы вместе другой июльской именинницей – Натальей Анатольевной ЭСКИНОЙ – и поздравляем!

Наталья ЭСКИНА *
Фото Сергея ИНДЕЕВА

Увертюра

Перед знакомством с жизненно важными людьми часто бывает нечто вроде прелюдии: какой-то тихий предзвук, обещание общения. Было это и перед нашим знакомством. Его фамилию назвал мне мой друг и подельщик, художник и искусствовед Владимир Булеков. Назвавши, добавил: «Он умеет говорить». Я не в заведении для глухонемых работала. Но Владимира Максимовича поняла сразу. И потом часто убеждалась: да, его протеже умеет говорить.

[Spoiler (click to open)]
Консоли

           Вот он сидит, грустный, среди мрамора, зеркал и каких-то штук на стене, при виде которых в мозгу начинает пульсировать загадочное слово «консоли». Почему грустный и где это он сидит среди скромного протестантского шика? Сидит на приеме у голландской королевы. Сравнительно строгие интерьеры в голландском дворце. Никакого раззолоченного рококо. Но вряд ли он тоскует по рококо. Отыграл конкурс, устал и мысленно уже дома.

Ты и вы


Сейчас модно стало рассекречивать главного героя статьи не сразу. Но пришла пора назвать его: Дмитрий Алексеевич ДЯТЛОВ. «Дмитрий Алексеевич!» – «Ну что вы, Наталья Анатольевна, просто Дима».Ну, Дима так Дима: «Дима, вы…» – «Почему же «вы»? Просто «ты». Но духу не хватило на такое запанибратство. И долго свойское «Дима» сочеталось у меня с церемонным «вы». А почему? Из пиетета к пианистам вообще и к Диме персонально.


Дюссельдорфская фантазия


Дима играет конкурс в Дюссельдорфе. На телевидении остался ролик, так что мы были очевидцами конкурсных событий. В жюри мировые знаменитости. Вот Дима играет до-мажорную фантазию Шумана, а ведущий историк пианизма и «король немецкой критики» Йоахим Кайзер внимательнейшим образом следит по нотам. Въедливая, перфекционистская у немцев критика! Кайзер каждую ноту фантазии наизусть помнит. А по тексту, тем не менее, отслеживает. Он, кстати, Диму очень похвалил.


Звезда Бетховена и Мессиана


Что за «и»? Что их объединяет? Композиторы разные: и по времени – начало XIX века и ХХ век, и по национальной традиции – немецко-австрийской и французской. Но звезда у них одна и та же. Звезда Рождества. Она и в визионерском искусстве католической Франции, и в строгом, ориентированном на безличные «общие формы движения» бетховенском мире. Но где Звезда и где Дмитрий Алексеевич? При Звезде. Он ее обнаружил и комментирует.


А все-таки она вертится


Дятлов играл Двадцать первую сонату Бетховена. Считается, что под нейтральным названием «соната» венские классики – Гайдн, Моцарт, Бетховен – скрывали те или иные сюжеты. Целые романы сочиняли. До знакомства с Димой я, хоть и слышала про эти воображаемые романы, но как-то не задумывалась об этом. Ведь гамма у Бетховена и сама по себе так красива, что дух захватывает. А арпеджио! Просто вентилятор! Вращаются сами по себе, как перпетуум мобиле!


Ее зажгли в финале


            Дима тоже подставил под сонату текст. Правда, не роман, а евангельскую историю о поклонении волхвов. Пришли они поклониться новорожденному, будущему Царю Иудейскому. О Рождестве эти мудрецы и маги узнали по Рождественской Звезде, она ярко светила и показывала волхвам путь к пещерке в Вифлееме, где лежал Младенец. А Дима увидел ее на звуковом небосводе 21-й сонаты – это «соль» второй октавы. Путь волхвов окончен – ярким светом сияет Сириус над колыбелью.


Механизм небес


Звезда сияет, поет и крутится – это понятно. Дима так и играет ее – каждому ясно: Звезда. Гаммы и арпеджио закручиваются вокруг нее облаками раскаленного газа, стекают вниз стрелами лучей. Потом такие звезды я стала находить в фугах Баха – там это часто бывают секунды, диссонансы врезаются в музыкальную ткань небесными гвоздиками. В ля-мажорной фуге из первого тома «Хорошо темперированного клавира» Бах начинает тему с одинокого «ля». Это тоже звезда.


Поклоны волхвов


В пьесе Мессиана из «Двадцати взглядов на младенца Иисуса» Дятлов очень подробно показал, как ведут себя волхвы. Каждый жест Мессиан изображает: вот каждый из них, по очереди, прижимает ладони к груди, делает несколько шагов к колыбели, вручает Марии святые дары – золото, ладан и смирну. Потом опять кланяются и отходят, пятятся, чтобы не вставать спиной к Иисусу. Который это из 20 взглядов («Взгляд Отца», «Взгляд Девы» и т. п.)? «Взгляд Звезды».


Не в коня корм


Хорошо бы у Димы учиться! Не в коня корм, скажете вы? Он пианист, а вы музыковед? Это он своим ученикам показывает. Но и мне тоже показывает. Корм все-таки в какой-то степени в коня (если я конь. Хотя каждый музыковед – немного конь). После знакомства с Дятловым я начала слышать и понимать музыку более детализировано и конкретно. Шаги волхвов, поклоны, дары, вручаемые деве Марии, отчетливо слышны во второй части Двадцать первой сонаты. Послушайте!


В одной упряжке


Кто это в упряжке? Лебедь, рак и щука? Конь и трепетная лань? Прекрасным лебедем плывет по глади открытого им метода Дима. Музыковедческим конем скачу по суше я. Лань и рак нам не мешают. Подробно обсудили с Димой листовскую транскрипцию песни Шуберта «Посол любви», опубликовали этот материал в сборнике трудов, я с ним выступила на юбилейной шубертовской конференции в Москве. Лист, кстати, вносит добавочные смыслы в текст Шуберта.


Октавы


В балладе Шуберта «Лесной царь» конь несется через ночной лес. (Другой конь, не я.) Октавы. Очень трудно! «Да пустяк! – говорит Дима. – Надо одну руку сунуть в розетку, а другую опустить на клавиши». Супостаты шипят в сторону Дятлова: «Да он же только и умеет, что октавы играть! В музшколе он только этим и славился. Книжек не читал». Я познакомилась с Димой, когда он был уже не мальчиком, а мужем (Сашенькиным), но не поверила – неужели он был в детстве бездумным виртуозом?


Читая Чехова


Неужели не читал? Непохоже…

          Спрашиваю: «Дима, вы читали в детстве книги?» – «Читал», – удивляется Дима. «А какие?» – «Чехова любил».
           Особое доверие всегда испытываю к тем, с кем читаю одни и те же книги. И у меня Чехов с детства и посейчас – любимое чтение. Кажется, и у Димы вкусы с тех пор чеховоцентристские. Почему после Шуберта и Бетховена – вдруг Чехов? Что за скачок от музыки к литературе? Кто не читает Чехова, плохо играет?

Четырехгранные пианисты


Хороший пианист многогранен. Тех, кто дни и ночи выколачивает что-то из своего инструмента, сторонитесь! Что они вам могут сказать? Искусство пианиста сверкает, как бриллиант, если это не просто отшлифованный шарик-кабошон, а хорошо ограненная роза. У Димы граней, наверное, больше, чем верхние четыре. Он прекрасно читает (вслух, я хочу сказать) – такого чтеца просто не слышала! Написал и защитил две диссертации. Издал книгу. Статьи Дятлова о музыке украшают «Свежую газету».


Что там блестит?


Сколько граней в бриллианте «Роза»? Википедия сообщила: 36, 24, 16 или 12. А у пианиста сколько? Как-то в подарок его четырехлетнему сыну я сделала пианино из спичечной коробочки. Теперь надо кого-то за клавиатуру усадить. «Дима, вы рисовать умеете?» – «?» – «Пианист нам нужен. Во-о-от такой величины».

           Дима взял Петин пластилин и мгновенно вылепил пианиста. Сутулая спина, множество пальцев, волосы лицо закрывают. Петя получил подарок и за секунду смял Димину скульптурку.

Дома


Я не из тех бытописателей, которые высматривают черты домашнего быта и семейного обихода своих героев. Я не Лев Толстой. Дома не у Димы. Дома у маленького персонажа рассказа Чехова. Текст Дима прочитал мне вслух и рассказал, что он на этот счет думает. Смысл раскрывается постепенно, от незначительных реплик, от повседневности и картин семейного уюта в глубину, в которой таятся смерть и хрупкость, незащищенность ребенка.


Место, где надо плакать


«Смерть уносит на тот свет матерей и дядей, а их дети и скрипки остаются на земле. Покойники живут на небе. Выносят ли они разлуку?»

           Странный, обращенный мир. Обратная перспектива, как у иконы: не мы тоскуем об ушедших, а они о нас. Люди умирают, а музыка (скрипки) бессмертна. «Покойники живут» – вечный покой, отзвуки заупокойных молитв. Чехов ничего не называет прямо. Его текст – музыка, неясные блики, колодец смысловых ассоциаций.

Симфония Чехова

          «Звуки оркестра он изображал в виде сферических, дымчатых пятен, свист – в виде спиральной нити...»
          Чехов пишет партитуру. Год стоит всего только 1887, а рассказ уже предсказал будущее: сонористику (пятна), графику авангардистской партитуры (спираль вместо традиционных нотных знаков – следовательно, алеаторику. Ludus tonalis Хиндемита – 1942). Удивительно, но писатель предвидит даже тональную спираль Хиндемита – картинку на фронтисписе издания:

Набоков еще не родился


Еще 12 лет – и родится. Но уже родился в чеховском рассказе: «В его понятии звук тесно соприкасался с формой и цветом, так что, раскрашивая буквы, он всякий раз неизменно звук Л красил в желтый цвет, М – в красный, А – в черный». Это же почти цитата из «Других берегов» Набокова! Импульс был дан Дятловым. А «Чехов и музыка», «Чехов и Набоков» – это уже, понятно, я. Все-таки корм в коня. Спасибо, Дима! И с юбилеем!


Недосказанное


А ведь целые табуны пианистических коней поглощают корм, которым их кормит Дятлов-педагог. Хотя, может быть, тоже не в каждого коня этот корм. Кроме Дятлова-профессора есть еще Дятлов-администратор. Есть Дятлов – автор прекрасных вступительных слов к концертам, ансамблист и концертмейстер. Отличный организатор. За 38 лет дружбы с ним я накопила еще массу воспоминаний. Клубника. Боксер под столом. Желтый диванчик. Но это уже совсем другая история.


* Музыковед, кандидат искусствоведения, член Союза композиторов России.

Опубликована в «Свежей газеты. Культуре» от
16 июля 2020 года, № 13–14 (186–187)


Tags: Культура Самары, Музыка
Subscribe

  • Путешествие за счастьем

    Анна ЛАЗАНЧИНА * Фото Вячеслава САМОЙЛОВА Музыкально-драматический спектакль «Новеллы о любви», привезенный в Самару…

  • Дети – фронту

    Рубрика: В редакцию пришло письмо Я ветеран Великой Отечественной войны, но не участник, а категории «Дети – фронту». Имею…

  • Терновый венец лейтенанта

    Аркадий СОЛАРЕВ * Картину «Подвиг лейтенанта В. Ф. Кондратьева» я впервые увидел совершенно случайно в альбоме с работами…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments