Виктор Долонько (dolonyko) wrote,
Виктор Долонько
dolonyko

Categories:

Смотрим вместе. Брачная история

США, 2019
Режиссер Ноа Баумбах

Олег ГОРЯИНОВ *

Когда в Швеции вышел телефильм Ингмара Бергмана «Сцены из супружеской жизни», почти сразу по всей стране прошла волна разводов. Картина Бергмана сработала как спусковой механизм, позволивший выйти на поверхность силам и страхам, которые опутывают институт брака, сделала возможным если не публичной разговор, то публичное проявление собственной позиции. С точки зрения современного зрителя фильм Бергмана сейчас не смотрится как революционный, но главное – он не вписывается в рамки текущей линии фронта, существенно определяемой феминистской повесткой. «Сцены из супружеской жизни» хотя и дают слово женской стороне, но определяют эту позицию весьма амбивалентным способом. Другими словами, парадоксальным образом кризис института брака был воспринят как освободительный порыв сразу обеими сторонами процесса.
Прошлогодняя работа Ноа Баумбаха если не эстетически, то тематически продолжает бергмановскую линию, которая сводится не то к приговору брачным отношениям, не то к попыткам разобраться в проблеме, чтобы сохранить надежду на возможность примирения полов (как минимум в условиях такого рода семейного института). Баумбах не боится заходить на территорию мелодрамы и играть на зрительских страстях и фобиях; не чурается пользоваться «запрещенными приемами», используя ребенка для возгонки вовлеченности аудитории. Но главная проблема «Брачной истории» заключается не во всех этих деталях и нюансах (которые при желании можно записать и в достоинства картины), а в том, что он снят в ситуации, где «мужской взгляд», позиция «мужа» изначально дискредитирована тем, что он сохраняет потенциал власти. Иначе говоря, асимметрия полов в браке в этом фильме проявляется как требование осторожности (самоцензура?) в создании мужского образа, который одновременно и более слабый и более «виноватый».

История распада брака преуспевающего театрального режиссера и его артистки слишком карикатурно вписывается в тенденции западного общества: изгнать из любых отношений любые формы зависимости и (возможного) принуждения, насилия. Речь идет, конечно, не о насилии в буквальном смысле, которое для российского зрителя также остается нежеланной темой, учитывая общественную реакцию на закон о домашнем насилии.
В фильме Баумбаха – возможно, вопреки замыслу самого режиссера – обозначается проблема стерилизации отношений как таковых. Ведь это попытка довести связь полов до ситуации кристально ясного контракта, где на каждый жест с одной стороны обязательно должен быть предусмотрен ответ с другой. Поэтому Баумбах снимает фильм не о кризисе института брака (как это делал Бергман), а о гегемонии юридического мышления, которое проникает на территорию человеческих страстей. Отечественным зрителям такая история может показаться сказочной: мы всё больше привыкаем к ситуации, где право становится синонимом насилия, проявленного в отношении не (только) членов семьи, но и всего общества.

* Киновед, философ, кандидат юридических наук, главный научный сотрудник Музея Рязанова.

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» 27 февраля 2020 года, № 4 (177)
Tags: Кино
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments