Судьба «Белой Дьяволицы», или Искусство сотворения репутации

Сергей ГОЛУБКОВ *

Есть разные биографические повествования. Мы знаем авторитетные научные биографии академического типа, покоящиеся на прочном фундаменте великого множества привлеченных и добросовестно изученных архивных материалов, редких документов. Знаем увлекательно написанные популярные жизнеописания, которых немало было издано в серии «Жизнь замечательных людей». А есть и биографические книги-напоминания, книги-пунктиры, призванные просто незатейливо напомнить о человеке, облик которого сохранили многие мемуары современников, запечатлели писательские дневники, записные книжки и эпистолярии, зафиксировали фотографии. Именно такова книга Ольги Бутковой «Зинаида Гиппиус» **. На обложке издания стоит набранный мелким шрифтом подзаголовок: «Муза Д. С. Мережковского».

Книга достаточно конспективна, она просто расставляет вехи-акценты. Вот мысль о бессистемности полученного образования, что, впрочем, не помешало Зинаиде Николаевне стать незаурядной творческой личностью. Вот беглая мысль о роли судьбоносного случая, который свел будущую поэтессу, светскую львицу и хозяйку литературного салона с Мережковским. Вот суждение о лежащем в основе взаимоотношений супругов благодетельном принципе дополнительности: «Именно в первые годы совместной жизни они создали себя и друг друга. Но видели мир они всегда по-разному, никогда не повторяя друг друга. Похожими они никогда не были». Может быть, именно в этой подчеркнутой разности и заключался секрет прочности их отношений.

[Spoiler (click to open)]
Любая книга, в том числе биографическая, всегда является удобным поводом поразмышлять о личности, чье жизнеописание (пусть и в торопливых набросках) разворачивается перед глазами читателя. Судьба Зинаиды Гиппиус (1869–1945) интересна, прежде всего, тем, что вплотную подводит к проблеме парадокса обретения репутации. В самом деле, как создается та или иная литературная репутация? В случае с Гиппиус мы имеем воплощение очевидной страсти к нарушению всех и всяческих границ. Конечно, немало этому способствовала сама уникальная и многомерная культурная эпоха. Это было время, когда всеобщим стремлением были, скажем так, тяга к расширению мистического, интерес к необычным духовным практикам (восточным верованиям, опыту отечественных сектантов), попытки построить свои альтернативные духовные союзы.
Но есть и обратное отношение к границе: не разрушение, а сотворение границы как поведенческая стратегия. Разрушая разные культурные границы и табу, Зинаида Гиппиус в то же время принципиально ограждала себя невидимой границей, дистанцировалась от других, за что ее, кстати, порой и не любили.
Мемуаристы оставили разные свидетельства, в том числе достаточно ядовитые. Вот саркастические строки Андрея Белого: «Тут зажмурил глаза; из качалки – сверкало; 3. Гиппиус, точно оса в человеческий рост... ком вспученных красных волос (коль распустит – до пят) укрывал очень маленькое и кривое какое-то личико; пудра и блеск от лорнетки, в которую вставился зеленоватый глаз; перебирала граненые бусы, уставясь в меня, пятя пламень губы, осыпаяся пудрою; с лобика, точно сияющий глаз, свисал камень: на черной подвеске; с безгрудой груди тарахтел черный крест; и ударила блесками пряжка с ботиночки; нога на ногу; шлейф белого платья в обтяжку закинула; прелесть ее костяного, безбокого остова напоминала причастницу, ловко пленяющую сатану».
Современники неизменно подчеркивали «единственность», «исключительность» Гиппиус, называя ее продуктом «ручной работы». Причем мемуаристы противоречивы в своих оценках. Так, Георгий Адамович настаивал, что «это была самая замечательная женщина, которую пришлось мне на моем веку знать. Не писательница, не поэт, а именно женщина, человек, среди, может быть, и более одаренных поэтесс, которых я встречал». А Нина Берберова, автор книги «Курсив мой», напротив, отказывала ей в этом качестве: «Она, несомненно, искусственно выработала в себе две внешние черты: спокойствие и женственность. Внутри она не была спокойна. И она не была женщиной». Что же, противоречивость оценок вполне закономерна.
Зинаида Николаевна была вместилищем самых разнородных свойств и простым фактом своего существования кого-то могла восхитить, очаровать, а у кого-то вызвать и активное неприятие. Однако странная «сатанесса», способная порой оттолкнуть посетителя литературного салона (что было, скажем, в известном случае с Николаем Гумилевым), обладала каким-то особым таинственным даром, некоей магией. Это был редкий дар связывать нитями дружбы-сотрудничества-соперничества-интриги самых разных талантливых людей. Слова «дар» и «талантливых» здесь не случайны. Это ведь тоже немаловажное качество – распознать одаренность человека и определить ему нишу в системе культурной коммуникации.
Конечно, тут было и немало столь характерной для того времени игры. Играя с различными масками, Зинаида Гиппиус во многом устраивала театр для себя, в котором была демиургом, законодателем, верховным судией. Надо отметить, что из этих социокультурных ролей одновременно сплеталась внешняя защитная оболочка, скрывавшая подлинную суть, может быть, и ранимого человека. Это наблюдение сделал Андрей Белый в своей мемуарной книге «Начало века»: «Поздней, разглядевши З. Н., постоянно наталкивался на этот другой ее облик: облик робевшей гимназистки».
Склонная к яркому и дерзкому эпатажу, творящая автомиф об андрогинности, резкая в своих критических оценках и выражении симпатий-антипатий, Зинаида Гиппиус порой соскальзывала в плоскость самопародирования, что подмечали поэты-современники, делая ее героиней язвительных эпиграмм и пародий.
Современники открывали разные грани творческой личности Гиппиус. Владимир Злобин, секретарь и хранитель архива Гиппиус и Мережковского, например, особо выделял ее стихи: «Судьба этой женщины необычайна. Да, между той Зинаидой Николаевной, которую мы знаем, и той, какой она была на самом деле, – пропасть. Она оставила после себя записные книжки, дневники, письма. Но главное – стихи. Вот ее настоящая автобиография. В них – вся ее жизнь, без прикрас, со всеми срывами и взлетами. Но их надо уметь прочесть. Если нет к ним ключа, лучше их не трогать: попадешь в лабиринт, из которого не выбраться».
Гиппиус была известна и как прозаик, и как критик, писавший под псевдонимом Антон Крайний, и как мемуарист. Оценивая книгу мемуарных очерков Зинаиды Николаевны «Живые лица», поэт и критик Владислав Ходасевич подчеркивал: «В своих описаниях Гиппиус отнюдь не гонится за беспристрастием и бесстрастием. Она, видимо, и сама хочет быть мемуаристом, а не историком; свидетелем, а не судьей. Она наблюдает зорко, но «со своей точки зрения», не скрывая своих симпатий и антипатий, не затушевывая своей заинтересованности в той или иной оценке людей и событий. Сквозь как будто слегка небрежный, капризный говорок ее повествования, читатель все время чувствует очень ясно, что ее отношение к изображаемому как было, так и осталось не только созерцательно, но и действенно – и даже гораздо более действенно, чем созерцательно. Таким образом, кроме описанных в этой книге людей перед читателем автоматически возникает нескрываемое, очень «живое лицо» самой Гиппиус».
Обычный мемуарист может занять позицию отвлеченного наблюдателя. Да, такое справедливо для многих литераторов, бравшихся за воспоминания, но только не для Зинаиды Гиппиус, и тут Ходасевич уловил самую суть противоречивого, но яркого в этой своей противоречивости явления, представавшего под разными наименованиями: «сатанесса», «амазонка», «белая дьяволица», «мадонна декаданса», «ласковая кобра», «зеленоглазая наяда», «светская львица», «муза Мережковского».
А что осталось от этого оригинального явления сейчас, в наш век гаджетов, торопливых социальных сетей и интернетной суетности? Интересно посмотреть на Гиппиус глазами сегодняшних литераторов, людей другого века и других ценностных координат. Вот современный прозаик Роман Сенчин пишет, что «Зинаида Гиппиус не осталась в русской литературе произведениями, которые знают многие, строками, засевшими в памяти. Она известна своей биографией, а вернее – судьбой. <…> Если бы они с мужем просто писали, остались бы наверняка интересными литераторами, не больше. Но одного творчества им оказалось мало – требовалось жизнетворчество. Они открыли салон в своей просторной квартире в «доме Музури». Салон Гиппиус и Мережковского притягивал поэтов, прозаиков, философов, даже духовенство – там кипела мысль, рождались идеи, там, по словам Андрея Белого, «воистину творили культуру». Через их квартиру прошли, пожалуй, все значимые фигуры Серебряного века от Бердяева и Розанова до Горького и Есенина. Потом многие из них сыпали проклятиями в адрес хозяев, но тогда именно там обретали известность, вес, статус».
В самом деле, это особое творчество – создание оживленного «культурного перекрестка», на котором встречаются все ключевые персоны эпохи. Тут нужны особые качества личности, какой-то особый магнетизм. Не каждый (даже вполне самодостаточный) писатель способен на такое социокультурное созидание.
В одном из стихотворений 1902 года Зинаида Гиппиус четко сформулировала свое жизненное кредо. Стихотворение, кстати, называется «Что есть грех». И уже первая строка определяет то, чего никогда не было в творческой судьбе поэтессы: «Гpex – маломыслие и малодеянье». Деятельная натура Зинаиды Николаевны не оставляла ни малейшего места какой-либо пустой праздности. И ясно, что уже по этой причине из истории русской литературы невозможно изъять имя З. Н. Гиппиус. И вовсе не потому, что она была женой и музой Д. С. Мережковского.

* Доктор филологических наук, профессор Самарского университета.
** Буткова О. Зинаида Гиппиус. – М.: РИПОЛ классик, 2017. – 224 с.

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» 5 декабря 2019 года, № 22 (172)

Изумрудные зёрнышки

Рубрика: Измерения

Зоя КОБОЗЕВА *

Но, сознавая собственную зыбкость,
Ты будешь вновь разглядывать улыбки
и различать за мишурою ценность,
как за щитом самообмана – нежность...
О, ощути за суетностью цельность
и на обычном циферблате – вечность!
И. Бродский

Мне кажется, в старости есть истина и невероятная художественность. Не в искусственно состаренной старости, а в аутентичной. Не модный винтаж, а старомодность.
В Самаре большая напряженка со старостью. Увы. Самара любит молодость и блеск. Поэтому ее и прозвали купеческой. Преуспеть, успеть, выбиться, насладиться деньгами, омолодиться, все эти мифы тут у нас живут о самых красивых девушках из Самары. О каких красивых? Мне сто лет назад один попутчик лукавый так и объяснил: «Взращенных на волжских хлебах»!

[Spoiler (click to open)]
Ядреная, спелая, вот-вот разорвется, упругая, соломенноволосая, розовощекая, пухлогубая, васильковоглазая, с ногами-жеребенками, с грудями разбросанными, рожь колосистая, песня о Волге. Ни плохо, ни хорошо. Просто город такой. Вечно юный, не помнящий родства. Один только поклон в сторону родства: памятники великим. Все великие с великими дружат. Самара – семейная.
А старость – это одиночество. Одиночество старого дома: «Старая лестница, / Что ты не спишь? / Что ты всё время скрипишь и скрипишь? / Милый мой мальчик, / Когда же мне спать? / Надо людей провожать и встречать…»
Одиночество благородно и художественно. Оно не ущемление, не изгнание, не забвение. Просто не все в этом городе по состоянию души могут позволить себе быть одинокими. Одиноко гулять по старым улицам среди старых домов. Присаживаться на старинные скамьи. Читать старые книги и газеты. Надевать старое пальто, галоши. Закутываться в старую шаль и прижимать к груди рукой, изрезанной морщинами, свой старый ридикюль. Надвигать на благородный старый лоб кокетливую шляпку-таблетку и повязывать поверх нее старинную паутинку. Пудриться из старой пудреницы старой вкусной ватой. Доставать старый синий флакон любимых духов «Пани Валевская» или «Красная Москва». Прикалывать старую брошь к старинному жабо. Занимать старое любимое кресло в партере.
Старость должна быть гордой. И потому красивой. Твоя порода – твоя старость. Вернее, твоя старость – твоя порода. А я – на полпути от вязаной шапки к паутинке и таблетке. Пробегая мимо, должна остановиться и залюбоваться. А Вы… Вы должны меня очаровать и угостить старым коньяком. И рассказать историю – просто блеск, какую историю, просто «шик, блеск, тру-ля-ля», чтобы я уверовала окончательно: всё лучшее у меня впереди, «лимонная роща, каскад водопада».
Безусловно, кто-то сейчас в своих плюшевых старинных думках под гордым трюмо, среди томиков Надсона, улыбнулся улыбкой обладателя антикварной роскоши. Но в целом в городе простых мещанских домов и дерзких мещанских котов старости-старомодности не видно. В массе своей горожанин Самары – юн, подтянут и энергичен в традициях своей социальности. А социальность для большинства – торговля. Горожанин Самары – юный торговец, старый торговец, подтянутый торговец, активный торговец, никаких «недорослей князей Голицыных». А если не юн и не подтянут (и не торговец) – то значит странный. Городской чудак или чудачка.
Даже европейская мода на блошиные рынки обошла Самару. У нас есть «Птичка» и тротуарный рынок в районе Крытого рынка. «Птичка» не в том районе расположена, чтобы стать местом вдохновения художников и дизайнеров. Район «Птичьего рынка» – очень живой, слишком живой, чтобы стать частью роскошного аутентичного гедонизма старости. Там по соседству шубы из 90-х. Там котята с чумкой. Там валенки – кстати, распрекрасные, с галошами. Там варежки и сантехника. Всё скученно и очень утилитарно, нужно для дела, для жизни. Там дела. А не искусство. А в антикварных магазинах – нет улицы, нет ее дыхания естественного. Антиквариат у нас не массовый продукт. На любителя.
Однажды мне на лекцию одна барышня Оля принесла в качестве подарка пояс, купленный на развале, на тротуаре, на газетках и клеенках у одной бабушки около Крытого рынка. Пояс был бывший золотой, широкий, бывший кожаный, с дырочками-ришелье, с пряжкой. Оля сказала мне, даря: «Только я не успела его помыть! На машине мимо ехала и увидела». Я храню Олин подарок, так и не помыв. Храню, как мечту о блошиных рынках Парижа.
А вообще, когда я прохожу мимо этих развалов ненужных, грязных, некрасивых, нищенских асфальтовых рядов, меня охватывает ужас. Столько людей несут сюда домашний грязный хлам, раскладывают его и стоят весь день. Я каждый раз думаю, проходя: это страшная нужда их толкает на такую безнадежную торговлю или любовь самарская к торговле как таковой? Стоять и торговать. А вот моя бабуля когда-то давно все ведра с вишней и яблоками с дачи раздавала бесплатно. Везла на автобусе в город эти ведра и раздавала соседям. И мне привила некоторую брезгливость к торговле.
Боже, что же с нами делает жизнь, если мы стоим вдоль тротуаров с древними мутными советскими рюмками и с журналами «Пионер»… Или семьями бродим по гигантским торговым центрам, как по Лувру…
В дореволюционной Самаре были такие бродячие торговцы – старьевщики, менялы, которых К. П. Головкин описывает в своих «Краеведческих записках», называя «продавцами пареной дули» (дуля – это груша):
«Появлялся он обыкновенно в разных частях города, везя небольшую 4-х или 2-х колёсную тележку, на которой стояла деревянная в виде лохани посудина, в которой помещалась сомнительного вида и качества пареная дуля. Дуля не продавалась, а менялась на разного рода старьё: старое ржавое железо, кости, тряпки, бутылки и прочее. Всё это бралось руками, и этими же руками ловилась и подавалась клиентам дуля. Главными потребителями являлась улица, то есть подростки и ребята, которые загодя припасали и хранили в укромных углах меновую ценность».
Опять не то? Не тот пример? Опять всё ближе к тротуару. А вот в названиях улиц нашего города есть прилагательное «старая»? Ново-Садовая есть. Опять всё новое. А старое? Улица Старого Сада, к примеру?..
«Старой ведёрной называлась лавка, торговавшая вином и отпускавшая его не мелкой посудой, а вёдрами. Находилась она на Алексеевской улице, на месте 2-го дома от угла Самарской, на левой стороне улицы, если идти от Волги к Ильинской площади. Многие старожилы при определении ее называли таковую «кабак», «разливочная» и прочее.
Старой она называлась потому, что она оказалась действительно старой после того, как открылись новые лавки, отпускавшие вино вёдрами. Когда нужно было определить какое-либо место этого района, еще в 80-х годах, то обыкновенно говорили: «это за старой ведёрной», «пройдя старую ведёрную», «не доходя», «около» и т. д.».
Возвращаясь к тому, какую старость красивую я видела на улицах Самары, то мне на всю жизнь запомнилась одна пожилая дама в трамвае. Моя дочь тогда была крошечкой в панталонах. Мы забрались с ней однажды в набитый трамвай. На самом последнем сиденье восседала она, фея из «Снежной королевы», к которой Герда угодила в сад. Фея поманила мою Лизу к себе. Посмотрела на нее. Сообщила, что едет на заседание общества пушкинистов в областную библиотеку. И добавила, любуясь Лизочкой: «Детки, они же – изумрудные зернышки!»
Вот я так и живу после той встречи, о любых детках, больших и маленьких, думаю: «Они же изумрудные зернышки».
 

Не осуждая позднего раскаянья,

не искажая истины условной,

ты отражаешь Авеля и Каина,

как будто отражаешь маски клоуна.

Как будто все мы – только гости поздние,

как будто наспех поправляем галстуки,

как будто одинаково – погостами –

покончим мы, разнообразно алчущие.


* Доктор исторических наук, профессор Самарского университета.

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» 5 декабря 2019 года, № 22 (172)

Креативное мышление отца Сергия Рыбакова

Беседовали Светлана ВНУКОВА и Виктор ДОЛОНЬКО

Отец Сергий Рыбаков о том, можно ли читать православному человеку «Лолиту» Набокова, слушать лекции о магических практиках пещерного человека и смотреть фильм «Левиафан».

На разговор с отцом Сергием РЫБАКОВЫМ, настоятелем храма Святой Татианы, нас подвиг филолог, писатель, поэт Леонид Немцев. Леонид Владимирович читает лекции в храме Святой Татианы, а посвящены они мифологии. «Мифология и православный храм. Нет ли здесь противоречия?» – подумали мы и попросили настоятеля храма о встрече. И отец Сергий согласился.


[Spoiler (click to open)]
Светлана ВНУКОВА: Начальник мой отлично информирован о просвещенческой деятельности вашего, отец Сергий, храма. Он такие вещи строго отслеживает. Я ж ленива, нелюбопытна и про это про всё узнала вот только сейчас. И, честно скажу, многое из того, что происходит у вас в цоколе, меня удивило. Например, китайский язык зачем здесь изучают?
Нас же объединили с аэрокосмическим университетом, а там очень много аспирантов иностранных. И есть аспирант из Китая, который еще у себя на родине принял православие (хотя в Китае принять православие довольно рискованно). И вот он приехал в Россию, в Самару, и не только затем, чтобы повысить уровень образования. Он хотел узнать больше о вере, которую принял на родине, но ни бельмеса по-русски не понимал. Ему нужно было пройти русификацию. Перепрошиться, как мы здесь шутили. А как ее быстро пройти, русификацию? Идеальный вариант – начать общаться с русскими и желательно за стенами университета.

СВ: И он пришел к вам?
На службу. У него был служебник на английском языке отца Александра Шмемана. Петр (он Петр в крещении) пришел с этим своим служебником и следил на английском за литургией. Этой жажде слышать, понимать и знать свою веру, которую чаще нахожу в иностранцах или людях, переходящих из иных конфессий, я, кстати сказать, всегда поражался и ставил ее в пример нашим прихожанам. Петр как раз этот случай. Вторым священником на тот момент у нас был отец Алексий Белоцерковский, который очень недурственно разговаривает по-английски. Они начали общаться, завязалась дружба, ну и как-то мы сели втроем и подумали: а почему бы не организовать здесь курсы китайского языка? Точно таким же образом у нас здесь проходили русификацию испанский аспирант вел курсы испанского, и французский – преподавал французский. Но француз и испанец – католики, и им здесь было не очень комфортно. А Петр вмонтировался в приходскую жизнь, стал неотъемлемой частью общины. По воскресеньям – на службе, исповедуется, причащается. И праздники с нами разделяет. Все, кому он китайский преподает, ему братья. А еще же он миссионерствует. Из года в год к нам сюда приезжают студенты из Китая. Насколько я понимаю, держатся они диаспорно и стараются сразу найти старших, уже прошедших адаптацию. Петр – один из таковых старших. Он устраивает им экскурсии в храм, знакомит с православием. Ежегодно у нас проходит паломническая поездка в Богдановку, и уже года три она не мыслится без наших друзей из Китая.

СВ: А почему француз с испанцем в католический храм не пошли преподавать?
Ну, Петр же рекламу сделал. Мол, есть такой классный батюшка: всех принимает, никого не выгоняет.

Виктор ДОЛОНЬКО: А вот у вас была фрейдистская оговорка. «Нас, сказали вы, объединили с аэрокосмическим университетом». Кого «вас»?
СВ: Начина-а-ается. И зачем я только взяла его с собой, этого начальника?
Этот храм задумывался как домо́вая церковь госуниверситета. Была задача сделать что-то похожее в этом смысле на МГУ, где есть храм Святой Татианы. В нашем храме и не предполагалось иных прихожан, кроме студентов и профессорско-преподавательского состава. Высоток же еще и в помине не было. Из Оврага ходить сюда не с руки. Предполагалось, что будет восстановлена дореволюционная традиция духовнического окормления православной части студенчества и преподавателей, что храм будет нести, помимо привычных служений, служение миссионерское и просветительское. И до сих пор во всех университетских бумагах храм значится как Центр православной культуры. Поэтому мы как бы себя не отделяем. Говорим «храм Святой Татианы», подразумеваем университет.

СВ: Вы и сами в нашем университете учились?
Нет, я учился в СГИКе. Изучал теорию и историю культуры у Владимира Ивановича Ионесова. Он и моим научным руководителем был в аспирантуре. Я ее окончил этим летом.

СВ: И тема кандидатской?
«Аскетизм как духовный опыт и культурная практика в дискурсе культурологического знания». Она пока дописывается. А поступал я в академию (тогда СГИК академией был) после семинарии. Уже будучи священником. Мой духовник привил мне четкое представление о том, что священник должен быть или опытным – через борьбу со страстями и грехами, или высокообразованным, чтобы компенсировать недостаток святого жития хотя бы глубоким пониманием жизни. Может, именно поэтому древние каноны велели принимать священный сан не раньше 35 лет. А мне сейчас только 34. А рукополагали меня в 21 год. И что я мог сказать людям, которые приходят к священнику с очень серьезными проблемами и вопросами? Поэтому решил, что второе образование крайне необходимо. Расширить кругозор, чтоб не застрять в шаблонах и клише.

ВД: Вот смотрю я на темы лекций, которые читают в вашем храме. Лекторы поднимают проблему мифологического сознания. В церкви. Но ведь храм, в широком смысле этого слова, построен на мифологическом сознании. Вы привносите в духовную жизнь инструментарий из светской научной жизни, которая в определенном смысле конфликтует с устоями, которых вы придерживаетесь. Вы в соответствии с этими устоями живете, а они вас как бы препарируют. Лет пять назад в серии «Жизнь замечательных людей» (!) вышла книжка, которая называется «Моисей». «Моисей» в «ЖЗЛ». И я понял, что следующий том этой серии будет о Медузе Горгоне. Я утрирую, конечно. Но это же мировоззренческий конфликт.
В 2007-м году мы с отцом Алексием Богородцевым, тогдашним настоятелем храма, задумали создать в храме клуб православной молодежи. В первую очередь, студенческой, у которой накопились вопросы к церкви. И мы решили, что это не будет богословский институт, что мы будем развивать молодых людей всесторонне. И я придерживаюсь этой стратегии до сих пор. Но поскольку я человек, может быть, несколько эгоистичный, то притаскиваю сюда тех, кто интересен именно мне.
Например, Валерия Бондаренко. Мы ходили с супругой в «Ракурс» на фильмы, слушали там Валерия и восхищались. Потом он начал читать лекции в галерее «Открытое пространство», и мы начали ходить к нему туда. У нас появились дети, и мы уже не имели возможности ходить на лекции одновременно. В какой-то из дней шел я, слушал, конспектировал, приходил домой, супруге пересказывал. На следующую лекцию шла она, и в какой-то момент я подумал: а почему бы не пригласить Валерия Вениаминовича в храм? Сказано – сделано. И он поднимал здесь самые разные темы. Сам вспоминает, прежде всего, большой поэтический вечер по Хармсу. И, действительно, было здорово. Все вот это пространство [Разговор шел в цокольном этаже храма. – Ред.] было и оформлено в духе абсурдизма. Замечательный получился вечер.
А что касается Леонида Владимировича Немцева, то одной из самых провокационных лекций была первая его лекция по «Лолите» Набокова. Считается, что роман про педофилию, а тут приходит человек и знакомит нас с совершенно иной точкой зрения. И видели бы вы, как слушали Немцева в тот вечер! Все просто с открытыми ртами сидели. Собственно, это и было нашей задачей. Расширить, как я уже говорил, границы знания у молодых людей, которые в этот наш клуб ходят. Снять для них с каких-то вещей, с каких-то книг, музыки, фильмов ярлыки. Показать, насколько это ошибочно: полагать, что какие-то темы даже и стоять не должны в повестке православного человека. Что о них не нужно и думать.
Что касается мифологического цикла... Я просто опять же звоню Леониду Владимировичу как другу нашего клуба и говорю: «Хотелось бы вновь вас увидеть. О чем бы вы могли поразговаривать?»«А вот могу поразговаривать об этом», – говорит Леонид Владимирович. Я прикидываю: Лосев, будучи уже тайным монахом Андроником, пишет «Диалектику мифа». То есть для него эти вещи непротиворечивые, они не вступают в конфликт. И я думаю: а почему нет? Почему бы православному человеку не знать, например, как функционируют разные уровни нашего сознания. Очень же легко у человека может быть одновременно и религиозное, и мифическое, и научное сознание, и человек зачастую и не усматривает в этом какого-то несоответствия. И поэтому неплохо бы рассказать ему, например, о том, как мы можем бесконечно отыгрывать архетипические сценарии. О мифе именно в лосевском понимании. Считаю такой разговор полезным. Мир религии знаком современному христианину, по большому счету, на уровне пасьянса со свечками в подсвечнике, но не знаком на глубинном уровне. И в результате мы очень легко превращаем сакральное пространство православного храма в языческое капище. Но для того, чтобы это отрефлексировать, нужно, по крайней мере, знать, что, когда я задаю вопрос, какому святому от головной боли молиться, я задаю вопрос чисто языческий. Это магизм.


ВД: А может, таблетку?
– Именно это в такие моменты я и предлагаю. Хотя эффект плацебо, конечно, никто не отменял. И у кого-то действительно, наверное, головная боль проходит, когда они ставят свечку Иоанну Крестителю. Кто-то сказал человеку, что Иоанн Креститель помогает от головной боли, и у человека даже мысли не возникает, почему именно Иоанну Крестителю, которому голову, извиняюсь, отсекли. Люди не хотят думать, а часто и не умеют. И это еще одна из задач нашей внебогослужебной деятельности – научить человека мыслить. И есть еще одна и, на мой взгляд, не менее важная задача. Мы хотели бы развенчать мифы и стереотипы о церкви как о зашоренном мире, где только и можно, что бить поклоны. И поэтому мы приглашаем самых разных людей. К нам приходят ректор Самарской семинарии отец Максим Кокарев, Дмитрий Коваленин, Валерий Гришко, Вадим Рябиков, Леша Елхимов, Елена Болотина, Ян Саркисян с супругой. Психологи, культурологи, историки, философы... И всех их слушают с одинаковым интересом.

СВ: Как в вашей среде относятся к тому, что происходит в цоколе храма Святой Татьяны?
Если говорить о мире православия в общем и целом, то он очень неоднороден. И это является для меня косвенным доказательством того, что я правильный выбор в свое время сделал. Хотя я ли выбирал? Меня ли выбирали?..
Православный мир действительно неоднороден и многоразличен. У нас же нет такого, чтобы я вышел после литургии и всех обязал спуститься в цоколь слушать Немцева. Каждый решает сам: уйти или остаться. Что касается со-служителей, нашей братии... Не знаю. Могу сказать только о тех, с кем разделяю алтарь, служу, причащаюсь от одной чаши. Это мои друзья, и они приходят на наши встречи и участвуют в диалогах.

ВД: А вот эти дети, которые у Бондаренко по воскресеньям в Студии креативного мышления, они откуда?
У нас есть прихожанка. У нее салон красоты, куда приходят те, кого принято называть випы. Люди, у которых есть возможность дать нестандартное образование своим детям. И, как правило, это дети, которые не сидят в гаджетах. И вот эта наша прихожанка своим клиентам рассказала, что Бондаренко набирает такой курс. Изначально был заявлен 21 человек. А сейчас из того набора осталось трое. Родители этих детей не имеют отношения к приходу, но они хотели, чтобы именно Валерий Вениаминович их детьми занимался. Очень хотели. До смешного же доходило. Бондаренко на первом занятии говорит детям: «Я давно уже в школе не преподавал. Вы боитесь меня, я боюсь вас. Давайте для начала попробуем выяснить, кто сюда по какой причине зашел. Только по чесноку». И выяснилось, что одному из ребят родитель даже заплатил, чтобы тот ходил на занятия.
Три человека! Из двадцати одного. Ненужный элемент, как говорил Гумилев о своих студийцах, отпал сам собой. Но я родителей очень хорошо понимаю. Когда сам начал ходить на лекции Бондаренко, страшно сожалел о том, что в моей школе не было таких учителей, как он. А у меня дочери тогда года два было, и я подумал: ну как же сделать так, чтобы она училась у таких людей, как Бондаренко, как Немцев? Я хотел сделать, прям, школу-школу. Думал, возьмем детей и класс здесь организуем. Но я оказался плохим продюсером. Думаю, мы еще и с возрастом ошиблись: приглашали ребят от 12 лет, а надо было от 14. Сейчас у нас по воскресеньям в Студии креативного мышления наяновцы блещут, а они взрослые. Они с багажом знаний пришли из того пространства, где у детей не выбита жажда познавать, есть любопытство к жизни, и они понимают, о чем говорит тот же Бондаренко. И ему с ними интересно. Но Студия креативного мышления умирает потихоньку. Ну что такое три человека?

ВД: Это вы зря. Я, например, считаю, что движение от 20 к 3 это и есть результат. Как в студенческой группе: талантливых – два-три человека. Важно, чтобы эти два-три человека могли проявиться и найти себе подобных. Единомышленников. И если у вас есть ресурс (в широком смысле этого слова, не только финансы), это здорово.
СВ: Отец Сергий, а можно чуть подробнее о структуре вашей внебогослужебной работы? Начальник-то все знает, как я уже говорила, но кабы он один читал нашу газету.
Вообще я стараюсь загрузить каждый день недели, цокольный этаж не простаивает. Понедельник с 2007-го – день клуба православной молодежи. Изначально этот клуб предполагал неформальное общение со священником: не уроки по Закону Божьему, богословию, догматике или церковной истории, а ответы на вопросы, которые волнуют студентов госуниверситета. Кстати, про университет. Изначально же очень амбициозные планы были у Ярового, Царствие небесное, вывести вуз на международный уровень. Я плохо в этом разбираюсь, единственно знаю, что вузы международного уровня получают, как и отели, звезды. В том числе и за культовую постройку на университетской территории. Причем постройка конфессионально может быть любой: от большинства верующих отталкиваются. Более того, при всех таких вузах всегда действовал теологический факультет.

СВ: А вузовские преподаватели среди ваших прихожан сегодня есть? Раз уж мы об университете опять заговорили.
Среди прихожан нет.

ВД: Свет, я тебе как выпускник мехмата говорю: редкий математик тебе скажет, что он неверующий, и редкий математик тебе скажет, что он имеет отношение к какой-либо конфессии. И, между прочим, на открытие храма я студентов своих не пустил. Я тогда преподавал в университете и просто не пустил. По одной причине: интернациональная аудитория. Нет же ни пагоды, ни мечети, ни костела. И как же? Одни пойдут на открытие, а другие останутся учиться? Хотите в храм? После занятий.
Какие-то студенты начали к нам ходить, но сейчас студенты этого университета здесь практически не бывают.

СВ: Почему, как думаете?
Не знаю. Может быть, потому что там Виктор Викторович преподавал.

ВД: Совершенно верно. Там еще много Викторов Викторовичей осталось. Но и студенты никуда не ходят. Вообще. Они агностики, верят в непостижимость.
– Думаю, что картина еще печальнее. Просто сейчас студенту пофиг.

ВД: Ко всему прочему еще и пофиг. Университет 10 лет назад и сейчас это два разных университета.
10 лет назад и я там преподавал историю религий. Документоведам, историкам…
Возвращаясь к расписанию. Понедельник как был, так и остается днем неформального общения с молодежью, и приходят самые разные люди. Когда в моде было движение готов и эмо, готы и эмо бывали и у нас. Человек пять-шесть обязательно приходили. И мы как-то решили: а почему бы о субкультуре не поговорить? И мы начали этот разговор, а закончилось все через год рок-фестивалем «Из подвала к облакам». В «Современнике» был фестиваль. Пришли и те, кто ходил к нам, и те, кто не ходил.
Постепенно круг регулярного общения ширился. Увеличивалось число спикеров этого общения. К нам пришел Ян Саркисян, известный самарский фотохудожник, и у нас появилась фотостудия. Потом я Бондаренко сюда подтянул. Поступил в институт, среди преподавателей Немцев, я был настолько восхищен им, что тут же стал звать к нам в клуб. Благодаря Немцеву Елена Болотина, жена Темникова, стала нашим хорошим другом. Она здесь читала «Сонечку» цветаевскую. Потом был поэтический вечер памяти Темникова. Мы просто влюбились в Елену и попросили организовать для молодняка нашего театральную студию. Она же, кроме всего прочего, педагог театрального факультета СГИК. Но это быстро заглохло. Хотя один спектакль мы здесь все же поставили. По Пастернаку и его циклу рождественских стихотворений. Как раз на Рождество и поставили. Потом я как-то сходил в институт культуры на Дмитрия Коваленина, известного японоведа, переводчика Харуки Мураками. Познакомились, я его сюда пригласил. Ну а потом мне позвонили и сказали, что Вадим Рябиков в Самаре и ищет площадку для выступления. А я Рябикова знал только по пабликам «ВКонтакте». Мне нравились его статьи, цитаты, высказывания. Я даже иногда перепосты делал. А тут человек сам хочет прийти. И он выступил с лекцией «Власть маршрута: психотерапия путешествиями». А через год здесь был его концерт. Он же еще и гитарист потрясающий.

ВД: У меня был случай. Я был директором оперного театра, мы приехали в Омск на гастроли, и у нас там возникли проблемы со зрителем: 89-й год, все погружены в политику, а тут – опера. И я подумал: а почему бы для начала не дать концерт в храме? Пришел к владыке тамошнему, а человек был продвинутый, в Чикаго стажировался, но говорит: «Нет, в храм я тебя не пущу. Ты уедешь, а мне тут с бабками разбираться. Они меня проклянут». А вот в лютеранском храме всё по-другому: концерты, спектакли. Нет жесткого отделения от светской жизни. И вот мы видим, что православная церковь пережила эйфорию признания властью и тоже начала очеловечиваться. И это замечательно. То, что вы, Сергей, делаете, – это очень хорошо.
Да все просто на самом деле. Я говорил. Мне просто нравятся какие-то люди, мне хорошо с ними в общении, они обогащают меня, и я понимаю, что они могут обогатить и тех, к кому я их приведу. И я стараюсь не только в этом цоколе что-то проводить. Есть и другие площадки. Как-то возникла у нас с Бондаренко идея сделать проект: сначала мы на протяжении года смотрим фильмы, в которых поднимаются извечные человеческие вопросы, те, над которыми человечество бьется тысячелетиями. Смотрим фильм, потом тему, поднятую в фильме, обсуждаем. И второй частью проекта должна была стать так называемая «Школа монолога», а результатом проекта – импровизированный, назовем это так, театр. Когда на авансцену выходит участник проекта и делится своими мыслями с аудиторией. Вторая часть у нас так и не пошла. Вернее, она пошла в самостоятельном проекте-тренинге – «Публичное высказывание», который идет в арт-пространстве «Ностальжи» Елены Хегай. Кстати, еще и поэтому часть аудитории отсюда ушла. Они ушли в «Ностальжи», где Валерий начал учить публичному высказыванию.

ВД: Но это же чистый коучинг?
Почему нет, если народ у нас не умеет не только мыслить, но и доносить мысль. И мы попытались это хотя бы отчасти исправить. Но не зашло, что называется. Шесть или семь человек к Валерию ходят регулярно. В «Ностальжи». Там же мы смотрим фильмы. Смотрим и обсуждаем.

СВ: А вот эти молодые люди, что по понедельникам в храме. Члены клуба, который вы задумывали, если я правильно поняла, как место для дискуссий. Они какие вопросы задают?
Вот это печально.

СВ: Вопросы настолько сложные, что вы не можете на них ответить? А может, они чересчур провокационные?
Если бы провокационные. Мне как раз такие вопросы интересны. Сложные, провокационные. Заставляют работать мозг. Нет, печалит как раз отсутствие качественных вопросов. Интересные вопросы были 10 лет назад. Тогда и студент был другой. Читающий, думающий, любознательный. Оруэлла, помню, обсуждали. А нынешний...

ВД: Результат целенаправленной образовательной политики. Государству нужны не исследователи, а чесальщики пяток.
Исчезли даже не религиозные вопросы. Исчезли вопросы мировоззренческие. Вопросы о счастье, о смысле жизни, о жизни и смерти. Вопросы эти не сняты, конечно же, но они настолько глубоко ушли, а сверху такой, условно говоря, пласт высококвалифицированного потребления, что вопросам этим очень трудно прорасти в сознании современного человека. А может, человек просто не хочет задаваться такими вопросами.

ВД: Вопрос «что такое счастье?» трансформировался в вопрос «как избежать несчастья?». О счастье никто не задумывается. А в хулимой советской стране вопрос «что такое счастье», как это ни парадоксально, стоял. При всей идеалистичности ответов. Стоял. А сейчас этого вопроса просто нет.
10 лет назад я служил в 15-м микрорайоне. Три школы изъявили желание, чтобы к ним приходил священник. Сами. Самостоятельно. Район не из благополучных, немало школьников из маргинальных семей, руководство школ пыталось как-то улучшить микроклимат в классах, и вот священника позвали. И я довольно долго думал, о чем с детьми говорить. И в конце концов предложил список из 10 тем. Там были разные темы, историко-патриотические в том числе. И был ряд тем, которые поднимают актуальные во все времена этические проблемы. В частности, была и тема о счастье. Родительское собрание. У родителей спрашивают: вы не против того, чтобы с вашими детьми православный священник поговорил? Не против. 10 тем. Какая вам интересна? Они говорят: «О счастье». В 7-м классе прочитаешь – в 8-й зовут. В 8-м прочитаешь – зовут в 9-й, 10-й, 11-й. Сейчас...

СВ: Отец Сергий, а что такое счастье?
– Ввиду извечности вопроса однозначный ответ дать трудно... Я думаю, ответ на этот вопрос подобен летящей стреле из известной апории Зенона: в каждый фрагмент жизни определяется субъективно и внутриконтекстуально, где контекстом является опыт прожитых лет и наблюдений за собой и жизнью.
Многие знают фразу Толстого: все счастливы одинаково, а несчастливы по-разному, но только внимательный читатель заметит, что Толстой с тихой усмешкой в свою прекрасную бороду ее произносит. Он весь роман посвятил тому, чтобы фразу эту опровергнуть: по-настоящему счастливыми можно назвать в нем только Левина и Китти.
Эпштейн, кажется, очень точно подметил: счастье – всегда в розницу, только несчастье оптом. Так и сейчас, сопротивляясь любой категоричности, которая признак ограниченности, не могу сказать, что счастье – это только то-то и то-то.
Когда я вел лектории для школьников, то определял для себя счастье радостью от выбора правильного вектора и прибытия в нужную гавань, что, в свою очередь, четко увязывал с религиозностью. Позднее мне показалось, что счастье – это реализация своей потребности быть нужным. Есть некая универсалия, на которой зиждется Божие творение и о которой мы читаем в книге Бытия: «Нехорошо быть человеку одному». Для познания себя, для самореализации нам всегда нужен Другой. И вот определения счастья я выводил из этой аксиомы: счастье – это такая форма организации жизни, когда есть кому тебе сказать: «Спасибо, что ты есть!»
Счастье – это такое содержание жизни человека, которое может быть представлено концентрацией следующих компонентов: примиренность с собой и людьми, гармоничное существование со всем сущим (чтобы избежать многозначного и затертого слова «мир»), сердечный и душевный покой, глубинная и тихая радость. Это та «десятка» в мишени жизни, в которую, думается, все целятся и стараются попасть.

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» 5 декабря 2019 года, № 22 (172)

В четверг выходит в свет очередной, 22-й, номер «Свежей газеты. Культуры» за 2019 год

Номер открывает публикация Анны СИНИЦКОЙ «Серебряный век, модерн, китч».
Будни самарской культуры – в рецензиях Валентины ЧЕРНОВОЙ («Яркие вернисажи ноября»), Игоря ВОЩИНИНА (концерт Лео Абрахамса и Лидии Жуковой-Игольниковой – «Эмбиент-шумы с Пикадилли и ханговые медитации»), Ольги КРИШТАЛЮК (приношение Альфреду Шнитке в «Консерватории» – «Живая память»), Дмитрия ДЯТЛОВА (концерт музыки Чюрлениса – «Дуэт из Литвы»), Вячеслава СМИРНОВА («Романтики» Эдмона Ростана в тольяттинском «Колесе» – «Шекспир, ха-ха, Шекспир!»), Ксении ГАРАНИНОЙ («Девочка из города» в Самарском театре кукол – «Детский спектакль не о войне»), Александра ИГНАШОВА («Ромео и Джульетта» в Сызранской драме – «Любовь в контексте политических страстей»), Анны ЛУКЬЯНЧИКОВОЙ («Экологическое искусство» как вид?»), Елены БОГАТЫРЕВОЙ («выставка на остановках» Средневолжского филиала ГЦСИ – «Эстетика взаимодействия»).

[Spoiler (click to open)]
Вячеслав СМИРНОВ знакомит с народной артистской России Натальей Дроздовой («Мы на чертовом крутились колесе…»).
Виктор ДОЛОНЬКО представляет новую книгу Владимира Вострикова «В. Д. Герасимов. В поисках будущего»). Татьяна ГРУЗИНЦЕВА под рубрикой «В окрестностях Самары» знакомит со своими ижевскими впечатлениями, театральными прежде прочих («Идеальный город на Иже»).
Газета приглашает к знакомству с «Хронологией событий, связанных с реконструкцией исторического центра Самары», подготовленной председателем самарского отделения Союза архитекторов России Юрием КАРЯКИНЫМ.
Истории культуры посвящено не меньшее число публикаций: Сергей ГОЛУБКОВ – к 150-летию Зинаиды Гиппиус («Судьба «Белой Дьяволицы», или Искусство сотворения репутации»), Анна ЛУКЬЯНЧИКОВА – к 50-летию Тольяттинского музыкального колледжа имени Р. К. Щедрина («Искусство малых шагов»), Максим ПОЛЕЩУК – к 25 летию международного проекта «АРТ-ковчег».
Истории самарских ремесел посвящен материал Елены ШИШКИНОЙ «О Самаре ремесленной замолвите слово». Татьяна РОМАНОВА продолжает свои изыскания – «Русский язык и его проблемы». А  «кубышка» Александра ЗАВАЛЬНОГО «Самара в их судьбе» полонилась очерком об Александре Герцене.
В номере – продолжение диалога Бориса КОЖИНА и Светланы ВНУКОВОЙ под обещающим титлом «Анекдоты и время».
После длительного перерыва на страницах «С вежей» – культуролог из Кассино (Италия), выпускница Самарского государственного университета Елизавета ЗАЙЦЕВА – «Средиземноморский Петрушка, или Немного об итальянском уличном кукольном театре».
Зоя КОБОЗЕВА продолжает «измерять» Самару («Изумрудные зернышки»).
Светлана ВНУКОВА на пару с главным редактором побеседовали с настоятелем церкви Святой Татианы – домовой церкви Самарского университета («Креативное мышление отца Сергия Рыбакова»)..
В авторских колонках Германа ДЬЯКОНОВА – «Информация. Начало» («Парадигмы») и «Знойные арабские ночи» («Habent sua fata libelli»).
Олег ГОРЯИНОВ приглашает «СМОТРЕТЬ ВМЕСТЕ» («Кордильеры мечты»), Дмитрий ДЯТЛОВ – «СЛУШАТЬ ВИЕСТЕ» («Светлая печаль» – памяти Гии Канчели), Григорий ДРОБИНИН – «ЧИТАТЬ ВМЕСТЕ. СМОТРЕТЬ ВМЕСТЕ… ВСЁ ВМЕСТЕ» («Большая маленькая ложь»).
В номере традиционно много новостей «Одной строкой» и информации о том, что следует делать в свободное от чтения «Свежей» время. Например, разобраться, каким образом Самара опять стала частью Арктики.

С номером газеты можно познакомиться в Самарской государственной филармонии, Академическом театре оперы и балета, Академическом театре драмы имени М. Горького, СамАрте, Самарском театре кукол, театре кукол «Лукоморье», театрах «Камерная сцена» и «Самарская площадь», Волжском народном хоре, Доме актера имени М. Г. Лазарева, Агентстве социокультурных технологий, Доме журналиста, Доме кино, Доме архитектора, Самарском художественном музее, Музее Алабина, Музее Модерна, Литературном музее, галереях «Вавилон», «Виктория» и Nostalie, Музее Эльдара Рязанова, музее «Самара Космическая», Выставочном зале Союза художников, Детской картинной галерее, художественном салоне «Арт-Портал», Грушинском клубе, Пушкинском народном доме, Областной универсальной научной библиотеке, Центральной городской библиотеке имени Н. К. Крупской, Областной юношеской библиотеке, Областной детской библиотеке, Областной библиотеке для слепых, Областном архиве, Доме Дружбы народов, Дворце детского и юношеского творчества, Государственном институте культуры, Самарском университете, Поволжской государственной социально-гуманитарном университете, Академии Наяновой, Самарском музыкальном училище, Самарском колледже культуры, Мэрии города Тольятти, Дворце культуры Новокуйбышевска.
Электронную версию газеты можно найти по адресам: http://sjrs.ru/news/1898/ и на http://samcult.ru/

Свежести самарской культуры. 29 ноября 2019 года

ТЕАТР
XII Всероссийский научно-практический семинар «НОВЕЙШАЯ ДРАМА РУБЕЖА XXXXI ВЕКОВ» в «Горький-центре» откроет IV Литературную биеннале – фестиваль современной драматургии и театра «ЛЕВАНОВКА» (10:00 – 18:00).

[Spoiler (click to open)]
***
С 14:00 до 14:00 30 ноября пройдет голосование в рамках проекта «ТЕАТРАЛЬНОЕ ПРИВОЛЖЬЕ» среди лучших спектаклей детских и молодежных театральных коллективов ПФО. Самарскую область в нем представляют спектакль «Аленький цветочек» Самарского государственного института культуры и «Тайна серого замка или каникулы с привидениями» Детской школы искусств № 6 (Самара) – победители регионального этапа проекта. Голосование проходит на официальном сайте фестиваля театральноеприволжье.рф. Один номер — один голос за студенческий и один голос за школьный спектакль.
***
В САМАРСКОМ АКАДЕМИЧЕСКОМ ТЕАТРЕ ОПЕРЫ И БАЛЕТА – балет А. Адана «Корсар» (18:30).
На малой сцене театра состоится посвящение в студенты Самарского хореографического училища.
***
В САМАРСКОМ АКАДЕМИЧЕСКОМ ТЕАТРЕ ДРАМЫ ИМЕНИ М. ГОРЬКОГО – «Амадеус» П. Шеффера (18:00).
***
В САМАРТе – «Дядя Степа» С. Михалкова (11:00 и 14:00).
***
В театре «САМАРСКАЯ ПЛОЩАДЬ» – комедия С. Злотникова «Пришел мужчина к женщине» (18:30). Во Дворце культуры металлургов театр покажет «черную комедия П. Шеффера «Темная история» (18:30).
***
В Доме офицеров Самарского гарнизона – комедия А. Николаи «Тайны королевской кухни» с Григорием САЯТВИНДА, Любовью ТОЛКАЛИНОЙ, Артемом ТКАЧЕНКО (19:00).
***
В Доме актера имени М. Г. Лазарева театр кукол «ДиВ» из Похвистнева представит сказку Б. Туровского «Как Ёжик подстригся» (14:00), а их земляки из театра-студии «САД» комедию по пьесе Л. Филатова «Часы с кукушкой» (18:00).
***
В Библиотеке № 21 пройдет творческая встреча «Театр – это сказка, театр – это чудо» с участием детского театра миниатюр «ВОЛШЕБНАЯ СТРАНА» (13:00).

НОВОКУЙБЫШЕВСК
В театре юного зрителя «ВРЕМЯ ТАЙН» (Новокуйбышевск) – музыкальный вестерн «Том Сойер» по роману М. Твена (18:00).

ТОЛЬЯТТИ
В драматическом театре «КОЛЕСО» имени Г. Б. Дроздова – комедия В. Гуркина «Любовь и голуби» (19:00), на камерной сцене – «Без монет нет конфет» Й. Изермайера (15:00).
***
В МОЛОДЕЖНОМ ДРАМАТИЧЕСКОМ ТЕАТРЕ (Тольятти) – «Бунин. Темные аллеи» А. Игнашова (19:00).
***
В театре юного зрителя «ДИЛИЖАНС» (Тольятти) –спектакль «Преступление и наказание» по роману Ф. Достоевского (19:00).
***
Во Дворце культуры «Тольятти» – спектакль театра «СЕКРЕТ» «Ханума» по мотивам пьесы А. Цагарели (18:00).

СЫЗРАНЬ
В СЫЗРАНСКОМ ДРАМАТИЧЕСКОМ ТЕАТРЕ ИМЕНИ А. Н. ТОЛСТОГО – спектакли с участием петербургских музыкальных театров: музыкальная фантазия «Бременские музыканты» Г. Гладкова (11:00 и 13:00) и оперетта И. Штрауса «Летучая мышь» (19:00).

МУЗЫКА
В Евангелическо-лютеранской церкви имени Святого Георга – концерт органной музыки. Исполнители – Анна КАРПОВА (орган) и Анна ЛАЗАНЧИНА (флейта) (18:30).
***
В кофейне «Белая Чашка» – концерт «ХЭНДПАНЫ И ГИТАРЫ» . Исполнители: Лидия ЖУКОВА-ИГОЛЬНИКОВА (хэндпаны), Роман КУЗНЕЦОВ (гитара) и Вячеслав КОНСТАНТИНОВ (гитара) (19:00).
***
В молодежном концертно-театральном комплексе «Дирижабль» – концерт САМАРСКОГО ДЖАЗОВОГО ОРКЕСТРА (19:00).
***
В Тольяттинской филармонии – «ВСЕ КРАСКИ ДЖАЗА» в исполнении Ярослава САПОЖИНСКОГО и JAZZ EXPRESS ORCHESTRA при участии Ирины ОЛИФЕР (вокал) и лидера группы «Татьянин день» Олега ТАТЬЯНИНА (18:00).
***
В Центре социализации молодежи – «ВЫСОЦКИЙ. ПОЛВЕКА СПУСТЯ». Прозвучат те же песни, что пел Высоцкий на концерте 29 ноября 1967 года во Дворце спорта (18:30).
***
В областной универсальной научной библиотеке – концерт группы «ПЛОТНИК ГИТАРИН» (19:00).
***
В Кошкинском РДК ВОЛЖСКИЙ РУССКИЙ НАРОДНЫЙ ХОР имени П. М. Милославова представляет программу «Лучшее и новое».
***
Во Дворце культуры Новокуйбышевска государственный казачий ансамбль песни и танца «СТАВРОПОЛЬЕ» представит программу «Колесо времени: от фольклора до…» (19:00).
***
В культурно-досуговом центре «Буревестник» (Тольятти) – концерт «Осенние колокола» украинского народного хора «ДНИПРО» (18:30).
***
В баре «Парадная» – блюз-рок-хиты 50-х–70-х годов в исполнении RIVER BAND (19:00).
***
В Доме культуры «Чайка» – театрализованное представление, посвященное Дню матери (18:00).
***
В Детской школе искусств имени Г. В. Свиридова (Тольятти) – IV Тольяттинский (открытый) фестиваль-конкурс преподавателей, концертмейстеров и методистов художественного образования «СЕРДЦЕ ИСКУССТВУ» (10:30).
***
В ДШИ «Гармония» – семинар-практикум с участием профессора Казанской консерватории Александра МАКЛЫГИНА и преподавателя Детской музыкальной школы № 1 им. П. И. Чайковского Лии МАКЛЫГИНОЙ (Казань) «Свободное музицирование в ДМШ и ДШИ: Импровизация. Музыкальная риторика. Развитие творческого воображения за фортепиано»
***
В Детской школе искусств имени А. И. Островского (Сызрань) – концертная программа «ДА ЗДРАВСТВУЕТ СЦЕНА!», посвященная Международному дню инвалидов с участием лауреатов парамузыкального фестиваля «Поверь в мечту» (12:00).

ИЗОБРАЗИТЕЛЬНЫЕ ИСКУССТВА
Последний день работают: фотовыставка «ГОРОД И ГОРОЖАНЕ» во Дворце ветеранов.
***
В Доме журналиста состоится презентация монографии Владимира ВОСТРИКОВА «В. Д. ГЕРАСИМОВ. В ПОИСКАХ БУДУЩЕГО». Вячеслав Герасимов известен не только как живописец, но и как монументалист, график, скульптор, участник всесоюзных, российских и региональных выставок. Его произведения вошли в перечень значимых объектов культурного наследия России (12:00).
***
В галерее «Виктория» в рамках выставки «НЕЖНЫЕ КАСАНИЯ ЦИФРОВЫХ ТЕЛ» ее куратор Анастасия АЛЬБОКРИНОВА расскажет о постгуманизме и виртуальной реальности на примере видеоклипов (19:00).
***
В Агентстве социокультурных технологий состоится областной семинар-практикум для мастеров декоративно-прикладного творчества «СОВРЕМЕННЫЙ ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ВОЙЛОК. ШЕРСТЯНАЯ АКВАРЕЛЬ». Ведущий семинара-практикума – Светлана Клюшина (Отрадный) (10:00).
***
В Детской музыкальной школе № 22 – мастер-класс по лепке и росписи «СЕМЕЙНЫЙ СЕРВИЗ» (14:30).

КИНО
В ЦРК «Художественный» в рамках ФЕСТИВАЛЯ ВЕНГЕРСКОГО КИНО – драма Ференца Тёрёка «1945» (2017) (18:00).
***
В ЦРК «Художественный» в авторской программе «СТРАХ ВЫСОТЫ С ВАЛЕРИЕМ БОНДАРЕНКО» «Большая поэзия» (Россия, 2019) (19:00).
***

СЛОВО
В офисном центре по ул. Л. Толстого, 135 (офис 402) пройдет мастер-класс Инны ШУМКИНОЙ (Самарский университет) «ГЛАГОЛОМ ЖГИ!» На мастер-классе рассмотрят: «Выбор букв е/и/а в окончании или суффиксе»; «Образование глагольных форм в сложных случаях»; «Схожие по форме, но разные по смыслу написания» (19:00).
***
Центр культуры, искусства и образования «Начало» Тольяттинской центральной библиотеки имени В. Н. Татищева – «КВАРТИРНИК» для музыкантов и поэтов (19:00).

ФОЛЬКЛОР
Региональная научно-практическая конференция национальных воскресных школ «САМАРА ПОЛИКУЛЬТУРНАЯ» завершит работу в конференц-зале ОГТ «Ариадна» (Московское шоссе, 125-Б) (9:00).
***
В Выставочном зале Сызрани – выставка-презентация «КУЛЬТУРА УКРАИНСКОГО НАРОДА» в рамках проекта «Многообразие национальных культур».

ОБРАЗОВАНИЕ
В самарском Доме архитектора состоится лекция об архитектуре авангарда и презентация путеводителя, 11 маршрутов которого объединяют 124 архитектурных объекта. Это артефакты, связанные с историей формирования Самары-Куйбышева как индустриального города. Карта – это только часть большого издательского проекта, подразумевающего выпуск полноценной книги-путеводителя по архитектуре Самары 1920-1940-х гг. На презентации можно будет не только приобрести уже готовое издание, но и стать участником краудфандинговой программы по сбору средств на издание книги (18:00).
***
В Самарской духовной семинарии в рамках Школы православного апологета состоится лекция преподавателя философских и богословских дисциплин семинарии Сергея КРЕЙДИЧА «ХРИСТИАНСТВО БЕЗ ХРИСТА?» (19:00).

Иван Хлестаков, русский литератор

Рубрика: Habent sua fata libelli *

Герман ДЬЯКОНОВ **

Имеется в виду сам Иван Александрович Хлестаков, заглавный персонаж «Ревизора», а не какой-то его однофамилец. Предварительно заметим себе, что он, по большому счету, единственный положительный герой русской классической литературы. Ну кто может еще претендовать на это звание? Раскольников? Базаров? Или парочка «лишних людей», Онегин да Печорин?
Сами судите. Он попал в Город Городничего не совсем по своей воле и, уж конечно, без злых намерений. Он молод даже по меркам того времени (в наше время он даже не коллежский регистратор, а «выпускник вуза», то есть Никто). Деревенский парнишка с домашним, скорее всего, образованием приезжает в столицу, и она его формирует в доступных его возможностям чертах души и тела. Гадкий утенок попадает на чужой птичий двор. И здесь не он сам, а «дворовые птицы» превращают его… нет, не в Прекрасного Лебедя, а в Грозного Орла!
Вы (здесь я обращаюсь к нашему современнику, ровеснику Ивана Александровича) удержались бы от того, чтобы хотя бы не разочаровать радушных и гостеприимных хозяев? И кем бы вы представились? Скорее всего, сынком нефтяного олигарха. Сами посудите: с Пушкиным на дружеской ноге, да и сами вы литератор от Бога. Кстати, а что вы написали? «Война и мир» и «Три товарища». И всё? Маловато, милостивый государь. Неужто про Пелевина не слыхали, про Прилепина? Можно бы выдать себя за Донцову, да совесть не позволит.
А вот Хлестаков намного более эрудирован в плане литературы, да и музыки, возможно. Ведь и «Женитьба Фигаро», и «Роберт-Дьявол» прежде всего оперы, не говоря уже о «Норме», ибо вряд ли ИАХ так гордился бы авторством романа, посвященного проблемам копрофагии, тем более что даже ежики знают его автора, Владимира Сорокина.
Более понятно с Бароном Брамбеусом. Это псевдоним незаслуженно забытого российского (Польша ведь была «анфан террибль» Российской империи) востоковеда, полиглота, литератора Осипа-Юлиана Ивановича Сенковского, писавшего на семи языках, редактора смирдинской «Библиотеки для чтения». «Фантастические путешествия барона Брамбеуса» и сейчас можно читать с удовольствием.
Еще Хлестаков признаётся в авторстве написанного А. Бестужевым-Марлинским романа «Фрегат «Надежда», Загоскиным – «Юрия Милославского» (правда, «другого» «Юрия Милославского»), а также целого журнала «Московский телеграф». Причем написал он всё это в один вечер, поскольку у него «легкость необыкновенная в мыслях». Но как раз сим утверждением нас не удивишь, имея в виду сонм наших иронических детективщиц.
Вообще шутить со смертью – это так по-нашему! Взять хотя бы русскую рулетку, мировой гусарский аттракцион. А вот: беспомощного старика заколотили на зиму в пустом доме. Смех, аплодисменты. Комедия «Вишневый сад». Комедия, заметьте себе.
Так какой у нас герой Хлестаков? И что такое пресловутая «хлестаковщина»? Воля ваша, господа, но сегодняшний аферист проще, демократичнее и более омерзителен. В городе N одна женщина выдавала себя за сотрудника благотворительного фонда. Это вам не мелочевка типа занять у чиновника.

* Книги имеют свою судьбу.
** Специалист по теории информатики, старший преподаватель СГТУ.

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» 21 ноября 2019 года, № 21 (171)

Свежести самарской культуры. 28 ноября 2019 года

КИНО
В ЦРК «Художественный» в рамках ФЕСТИВАЛЯ ВЕНГЕРСКОГО КИНО –драма Ибойя Фекете «МАМА И ДРУГИЕ СУМАСШЕДШИЕ РОДСТВЕННИКИ» (2015) (18:00).

[Spoiler (click to open)]

***

В клубе любителей кинематографа и медиаискусств «ТРЕУГОЛЬНИК» при ЦРК «Художественный» – криминальная комедия Райана Джонсона «ДОСТАТЬ НОЖИ» (19:00).

***

В отделе литературы на иностранных языках областной универсальной научной библиотеки – кинопоказ мелодрамы Джорджа КЬЮКОРА, Виктора ФЛЕМИНГА, Сэма ВУДА «УНЕСЕННЫЕ ВЕТРОМ» (США, 1939) – на английском языке с супратитрами (16:30).

МУЗЫКА

Гала-концерт фестиваля «САМАРСКИЙ СТУДЕНЧЕСКИЙ ДЕБЮТ» пройдет в «МТЛ Арене». Фестиваль творчества первокурсников проходил в течение месяца. В нем приняли участие порядка 1 000 студентов (17:00).

***

В Центральной детской музыкальной школе в рамках цикла «Встречи на Дворянской» – концерт учащейся школы Анастасии МАКАРОВОЙ (фортепиано).

***

В Bootlegger Muzcafe – BIG JAM SESSION (19:00).

***

В ресторане «Телега» (Тольятти) – ДЖАЗОВЫЙ ЧЕТВЕРГ от джаз-клуб «Отель» с участием группы «РИО ДЖАЗ», Агнии ШАТЦ (вокал) и Руслана БРАТИСЛАВЫ (саксофон) (20:00).

***

В центре «Кайлас» (Тольятти) – концерт ARGISHTY (армянский дудук) (19:00).

***

В Тольяттинской филармонии – фестиваль татарской музыки «МУЗЫКАЛЬНЫЙ САБАНТУЙ» (19:00).

***

В КРЦ «Звезда» – группа «АФФИНАЖ» (20:00).

***

В Самарском литературном музее – концерт группы «ПОДЗВЁЗДАМИ» (19:00).

***

В баварском ресторане Maximillians – Рита ДАКОТА (21:00).

ТЕАТР

В САМАРСКОМ АКАДЕМИЧЕСКОМ ТЕАТРЕ ДРАМЫ ИМЕНИ М. ГОРЬКОГО – драма А. Арбузова «Мой бедный Марат» (18:00), на экспериментальной сцене – «Варшавская мелодия» Л. Зорина (19:00).

***

В САМАРТе – «Валентин и Валентина» М. Рощина (18:00).

***

В театре «САМАРСКАЯ ПЛОЩАДЬ» – «комитрагедия» А. Слаповского «Не такой, как все» (18:30).

***

Театр драмы «КАМЕРНАЯ СЦЕНА» – спектакль-концерт «А у нас во дворе…» (18:30).

***

Самарский молодежный драматический театр «МАСТЕРСКАЯ» показывает в Доме культуры «Пламя»: «Шинель» Н. Гоголя (14:00) и «Звук позади самолета» Р. Белецкого (18:00).

***

В малом зале Дома актера имени М. Г. Лазарева – спектакль САМ «ДОКТОР ЧЕХОВ» и Аллы КОРОВКИНОЙ «Моя Марлен». В заглавной роли – Ольга ШЕБУЕВА (19:00).

***

В молодежном концертно-театральном комплексе «Дирижабль» – спектакль «ДиалогиЯ» Театра танца Эльвиры Первовой СКРИМ (19:00).

***

В киноплексе «ВЕРТИКАЛЬ» – киноверсия моноспектакля Фиби УОЛЛЕР-БРИДЖ «Дрянь» по мотивам книги Мэри Шелли. Виктор Франкенштейн – Джонни Ли Миллер, Создание – Бенедикт Камбербэтч (19:00).

ТОЛЬЯТТИ

В драматическом театре «КОЛЕСО» имени Г. Б. Дроздова – «Доходное место» А. Островского (19:00).

***

В МОЛОДЕЖНОМ ДРАМАТИЧЕСКОМ ТЕАТРЕ (Тольятти) – трагикомедия С. Мрожека «Эмигранты» (19:00).

***

В театре юного зрителя «ДИЛИЖАНС» (Тольятти) –спектакль «Преступление и наказание» по роману Ф. Достоевского (19:00).

***

В ТОЛЬЯТТИНСКОМ ТЕАТРЕ КУКОЛ – «Веселая карусель» И. Баклагиной (18:00).

***

В культурно-досуговом центре «Буревестник» (Тольятти) – спектакль Европейского театра антрепризы «МУЖЧИНАМ ВХОД ВОСПРЕЩЕН» (19:00).

***

В библиотеке № 13 (Тольятти) в рамках недели «Театр и дети» – музыкально-литературная композиция уч-ся Детской школы искусств имени М. А. Балакирева «В ПОРЫВЕ ВДОХНОВЕНИЯ» по произведениям классиков о русской природе (14:00).

СЫЗРАНЬ

В Детской школе искусств № 1 (Сызрань) – музыкальный спектакль «Каша из топора» образцового детского музыкального театра «Кошкин дом» (10:30).

ПОХВИСТНЕВО

Во Дворце культуры Похвистнево – «Изящная комедия» В. Добровольского в постановке БУГУРУСЛАНСКОГО ГОРОДСКОГО ДРАМАТИЧЕСКОГО ТЕАТРА имени Н. В. Гоголя (18:00).

ЦИРК

В Самарской филармонии – китайское акробатическо-цирковое шоу «ЩЕЛКУНЧИК» (19:00).

ИЗОБРАЗИТЕЛЬНЫЕ ИСКУССТВА

В Библиотеке № 2 имени В. В. Маяковского (Сызрань) открылась выставка работ студентов Сызранского колледжа искусств и культуры имени О. В. Носцовой «БЕРЕГИТЕ СТАРИНУ. Интерьер в лаковой росписи».

***

В Самарской публичной библиотеке в цикле лекций Зои КОБОЗЕВОЙ по истории русского искусства и повседневности «О, неосязаемые угодья ваших образов!» – «Романтический текст в российской повседневности первой половины XIX века» (19:00).

СЛОВО

В Библиотеке № 5 – творческая встреча с автором «интеллектуальных детективов» Татьяной ШАХМАТОВОЙ (15:00).

***

В Музее Модерна – последняя лекция нашего цикла «От модерна к современности» Ильи САМОРУКОВА: «СТЕФАН ГЕОРГЕ: ОПАСНАЯ ПОЭЗИЯ», посвященная немецкому поэту Стефану Георге (19:00).

***

В Межпоселенческая центральная библиотека Красноармейского района в рамках проекта «Классика в библиотеке» – музыкально-поэтический вечер с участием самарской поэтессы Софьи СЫРОМЯТНИКОВОЙ и Виталия ВАНЬКОВА (гитара) (14:00).

ОБРАЗОВАНИЕ

В мультимедийном парке «Россия – моя история» – творческая встреча с Владимиром БАХАРЕВЫМ, доктором химических наук, заведующим кафедрой «Технология пищевых производств и биотехнология», деканом факультета пищевых производств СамГТУ на тему «ИЗОБРЕТЕНО В САМАРЕ: ПИЩЕВЫЕ ТЕХНОЛОГИИ БУДУЩЕГО» (16:00).

***

В областной юношеской библиотеке состоится инклюзивный интеллектуальный турнир «ЗНАНИУМ». Инклюзивность предполагает равный доступ к контенту мероприятия молодёжи с ограниченными возможностями и без особенностей. Участниками «Знаниума» смогут стать молодые люди в возрасте от 16 до 30 лет (18:30).

***

Региональная научно-практическая конференция национальных воскресных школ «САМАРА ПОЛИКУЛЬТУРНАЯ» откроется в конференц-зале ОГТ «Ариадна» (Московское шоссе, 125-Б) (10:00).


Тайны творческой рецепции, или Писатель и его искусство быть читателем

Сергей ГОЛУБКОВ *

Рубрика: Таинство вербальных странствий

Писателями становятся по-разному. Одних формируют сам пестрый поток жизни, изустная традиция словотворчества, завораживают вербальные россыпи, дающие о себе знать в повседневных разговорах, в репликах на какой-нибудь базарной площади, в вокзальной толчее. Других подталкивают к творчеству прочитанные книги, и эта поначалу стихийная рецептивная практика формирует вектор собственного творческого развития, подсказывает темы будущих произведений. Писатель как читатель – это серьезная проблема, изучение которой помогает осмыслить сложные процессы литературной преемственности.

[Spoiler (click to open)]

Писательское чтение всегда избирательно, ведь читается с большим воодушевлением, как правило, то, что соответствует собственным творческим устремлениям реципиента. Это чтение человека, заинтересованного в чтении с профессиональной точки зрения.
Обратим внимание, как прилежно литераторами ХХ столетия был прочитан и даже в известной степени зачитан Гоголь. Можно говорить о многоаспектном творческом усвоении многогранного гоголевского культурного кода, который зиждется не только на литературном материале и массиве художественных традиций, но и опирается на социально-психологическую конкретику современной действительности. В самом деле, через призму гоголевского художественного мира мы и сегодня смотрим на нашу современность и лучше постигаем себя и окружающих нас людей.
Эту зависимость хорошо чувствовали писатели ХХ века, выступая активными продолжателями гоголевской традиции. Не случайно М. Булгаков, обращаясь к выразительным возможностям сновидческой образности, создает «Похождения Чичикова», где, явившись во сне повествователю, гоголевские герои преспокойно занимают удобные ниши советской жизни эпохи НЭПа. Вполне в гоголевском ключе отображен алогизм квартирного хозяина Лисовича-Василисы («Белая гвардия»), в панике мечущегося по квартире и придумавшего, наконец, куда спрятать деньги от грабителей – прикнопить купюры с обратной стороны столешницы: «Никто не догадается, все в городе так делают!»
Знаменитый Остап Бендер, детище И. Ильфа и Е. Петрова, знающий «четыреста способов честного отъема денег у населения», несомненно, состоит в литературном родстве с гоголевским Чичиковым.
Повесть С. Заяицкого «Баклажаны» не появилась бы, наверное, если бы в русской литературе не было Гоголя. Следы влияния великого писателя тут очевидны.
Хотя Пантелеймона Романова и называли «советским Чеховым», немалое количество художественных приемов писателя восходит к художественному опыту Гоголя. Более поздние «Провинциальные анекдоты» Александра Вампилова тоже демонстрируют художественную зависимость от гоголевской традиции.
Столь же внимательно, как и творчество Гоголя, было творчески освоено и художественное наследие Чехова. Целый арсенал выигрышных литературных средств находили в чеховской новеллистике юмористы-«сатириконцы» – и Аверченко, и Бухов, и Дон-Аминадо. Так, проза Тэффи и по интонации, и по стилистике очень близка малой прозе писателя-предшественника.
***
Тексты Чехова входили в читательский репертуар С. Кржижановского. Этот запоздало (уже на рубеже 80–90-х годов!) открытый отечественным литературоведением прозаик, продуктивно работавший в 1920–1930-е годы, может быть отнесен к писателям, взращенным преимущественно книжной культурой. Знание многих языков, его богатейшая эрудиция, совокупность многообразных умственных интересов делали Кржижановского не просто «запойным книгочеем», а доподлинно талантливым читателем, тем, наверное, идеальным читателем, к кому в высшую минуту творческого вдохновения обращается художник слова.
Обычно художественный генезис философской прозы Кржижановского возводят к творчеству Свифта, Андерсена. Но автора «Сказок для вундеркиндов» привлекал и художественный опыт Чехова. Ему писатель посвятил две статьи: «Чехонте и Чехов (Рождение и смерть юморески» (1940), «Писательские «Святцы» Чехова» (конец 1930-х).
Что же интересовало Кржижановского в Чехове-художнике? Думается, прежде всего, потенциальная энергия свернутого в тугую пружину слова, удивительная емкость краткой фразы. Кржижановский сам по-художнически тянулся к такому лаконизму, чреватому многими дополнительными коннотациями. В коротком тексте может быть явлен в свернутом виде целый роман. В чеховском рассказе 1882 года «Жизнь в вопросах и восклицаниях» Кржижановский увидел обобщенную схему всех лапидарных жизнеописаний типичного чеховского героя. Этот текст соткан из характерных слов, особо интонированных реплик, итоговых суждений взрослеющего персонажа и всего того многоголосия, которое всегда есть в малой прозе писателя.
Кржижановский отмечал: «Чехонте-Чехов обладал удивительно точным чувством длительности. Рассказы этого типа никогда не выходят у него за пределы четырех-пяти страниц. И вместе с тем шкала напряжения многоступенна и все время идет вверх (один крохотный рассказ этого типа так и назван – «Вверх по лестнице»). Мастер достигает этого при помощи чрезвычайно быстрого темпа накопления мотивов (волевых стимулов, психологических привесков)».
Лаконизм был той площадкой, на которой выразительно сопрягались случай и судьба. Да, случай неверен, прихотлив, капризен, ничтожен, нелеп, но именно он очень часто знаменует совершенно новый поворот судьбы, новую линию чертежа жизни, ведет либо к смехотворному обрыву-краху, либо к драматической коллизии, либо к трагикомическому балансированию на качелях между страшным и смешным.
Кржижановский был, если можно так выразиться, «благодарен» Чехову за яркое анатомирование жизненного абсурда – того явления, которое и самого Кржижановского постоянно занимало на протяжении всей творческой жизни. Это явление пряталось в обиходных фразах, повседневных поведенческих реакциях, проникало в официальные лозунги и документы власти. Абсурдное, что называется, «носилось в воздухе» и было слагаемым общественного сознания.
Вслед за Чеховым Кржижановский как писатель исследовал зависимость человека от жесткой власти вещей, выразительно показывал, как вещь диктует модель поведения, самовластно создает рисунок человеческой судьбы. В его прозе спектр таких отношений человека к вещам многообразен – от явно выраженного небрежения до болезненной жадности и гипертрофированного скопидомства. Писатель фиксирует свое внимание на том, как обладание вещью порой рождает у духовно неразвитого человека иллюзию обладания миром. Причем этот персонаж даже не подозревает, что разрастающийся внешний предметный ряд лишь примитивно компенсирует зияющую внутреннюю духовную пустоту человека, выступает легковесным замещением утраченных или так и не приобретенных внутренних личностных смыслов. Человек, по мысли С. Кржижановского, превращается в жалкого заложника вещного мира, забывая о ценностях вечных. В этом отношении рассказ Кржижановского «Квадрат Пегаса» − очень «чеховский» рассказ.
В то время, когда творил Кржижановский, диктат вещи был объясним. В эпоху господства простых идеологических схем вещь оказывалась понятнее и надежнее человека. Вещь побеждала человека, она не прощала ему его личностной текучести, сложной изменчивости. Вещь можно было предугадать, человек же оказывался до конца неисчислимым.
Кржижановского тревожила и разрастающаяся агрессия мира вещей. Абсурд менял местами живое и неодушевленное, человека и предмет, простую вещь, уникальное и стандартное. В статье «Человек против машины» Кржижановский размышлял о моральных итогах мировой войны 1914–1918 гг.: «Человек, который, по максимам европейской философии, для человека должен быть целью, из цели превратился в мишень. Любой прапорщик знал: потерять человека – пустяки, потерять пулемет (машину) – позор. Да про людей у прапорщиков никто и не спрашивал, а осведомлялись: сколько штыков? «Люди» при орудиях назывались «прислуга»: безмолвные и покорные ex-люди беспрекословно повиновались вдавленной в железо дыре. <…> Предписывали: берегите патроны. И ни разу: берегите человека. И человека не хватило. Не уберегли. Люди остались, а человека в них не хватило. Настал отмеченный еще А. Блоком «кризис гуманизма»; точнее: гуманности».
Чехов с его многомерной драматургической репликой «Человека забыли» (из пьесы «Вишневый сад») давал Кржижановскому необходимые ключи для понимания логики развития современной цивилизации. И есть еще одно обстоятельство, бесспорно, роднящее С. Кржижановского с А. Чеховым. Они оба – люди театральной культуры. Это неизбежно приводило обоих художников к пониманию жестовой природы сценического слова. Слово было не абстрактным знаком на книжной странице, а миниатюрной поведенческой моделью – репликой в живом диалоге, выводящем в сложную дискурсивную систему социальных отношений. В слове свой «театр жизни».

* Доктор филологических наук, профессор Самарского университета.

Опубликовано в «Свежей газете. Культуре» 21 ноября 2019 года, № 21 (171)

Свежести самарской культуры. 27 ноября 2019 года

СЛОВО
В Самарской центральной городской библиотеке имени Н. К. Крупской – лекция Николая РЫМАРЯ «Стихотворение-вещь» в поэзии Рильке» (18:30).
***
В Библиотеке № 5 в рамках проекта #ЛитМост – онлайн-встреча с литератором Дианой МАШКОВОЙ и художницей Санией ИСПЕРГЕНОВОЙ (15:00).
***
В областной универсальной научной библиотеке – межрегиональный воркшоп «БИБЛИОТЕЧНЫЙ КОНСТРУКТОР»: МОДЕЛЬНЫЕ БИБЛИОТЕКИ» для руководителей и специалистов государственных и муниципальных библиотек Самарской области. На повестке дня вопросы о месте библиотеки в городе, принципах и векторах ее развития; о концептуальной перезагрузке библиотеки, как ей перестроиться и в то же время не ошибиться в поиске новых смыслов.

[Spoiler (click to open)]

МУЗЫКА
В Bootlegger Muzcafe концерт гитариста, вокалиста Энтони ДЭВИДА, исполнителя сочинений в стилях Soul, RnB, Jazz, номинанта премии «Грэмми» (19:00).
***
Во Дворце ветеранов – концертная программа группы «ДЖАЗ-ВОЯЖ» (15:00).
***
В Доме культуры «Авангард» (Сызрань) ЦЕНТР МУЗЫКАЛЬНОГО ИСКУССТВА И КУЛЬТУРЫ проводит вечер «С песней по жизни» в формате «поющий зал» (18:00).
***
В Клявлинском РДК ВОЛЖСКИЙ РУССКИЙ НАРОДНЫЙ ХОР имени П. М. Милославова представляет программу «Лучшее и новое» (16:00).
***
В Детской музыкальной школе № 4 имени В. М. Свердлова (Тольятти) – концерт-лекция, посвященный 350-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ ПЕТРА I (17:00).
***
В КРЦ «Звезда» – концерт NOIZE MC (20:00).
***
В культурном центре «Автоград» – концерт группы «ПЯТЫЙ ЭЛЕМЕНТ» с участием Дениса КУЗНЕЦОВА (скрипка) и Олега ГАВРИЛЕНКО (баян) (19:00).
***

ТЕАТР
В САМАРСКОМ АКАДЕМИЧЕСКОМ ТЕАТРЕ ОПЕРЫ И БАЛЕТА – опера Д. Шостаковича «Леди Макбет Мценского уезда». В заглавной партии – Ирина КРИКУНОВА. За пультом – Александр АНИСИМОВ (18:30).
В антракте в Колонном зале откроется выставка «Магия театра», на которой будут представлены изображения памятных монет театральной тематики в трёх блоках: балет, опера, драма. За 30 лет истории создания монет театральной тематики их было выпущено более сотни.
***
В САМАРСКОМ АКАДЕМИЧЕСКОМ ТЕАТРЕ ДРАМЫ ИМЕНИ М. ГОРЬКОГО – комедия Н. Кауарда «Любимец публики» (18:00).
***
В САМАРТе – «Валентин и Валентина» М. Рощина (18:00).
***
Театр драмы «КАМЕРНАЯ СЦЕНА» – спектакль-концерт «А у нас во дворе…» (18:30).
***
Самарский молодежный драматический театр «МАСТЕРСКАЯ» показывает в Доме актера имени М. Г. Лазарева «черную комедию» М. МакДоны «Безрукий из Спокэна» (18:00).
***
В малом зале Самарского академического театра оперы и балета – встреча с представителями театральной общественности и показ спектакля «АЛЕНЬКИЙ ЦВЕТОЧЕК» Самарского государственного института культуры – победителя регионального этапа проекта «Театральное Приволжье». Показ состоится в преддверии проведения голосования по выбору лучшего детского и молодежного театральных коллективов ПФО, которое начнется 29 ноября в 14:00 и продлится до 14:00 30 ноября.
***
На Чернореченской, 6 (оф. 213А) – Спектакль плейбэк-театра «АМАЛЬГАМА» «Я свободен?!» (18:30).
***
В Доме офицеров Самарского гарнизона – триллер С. Кинга «МИЗЕРИ» в постановке Нины Орловской. В ролях: Евгения Добровольская, Даниил Спиваковский (19:00).
***
В Доме культуры «Нефтяник» – комедия Я. Лукашевича «ЧТО ТВОРЯТ МУЖЧИНЫ» с Сергеем АСТАХОВЫМ (19:00).
***
В Академии одаренных детей (Наяновой) – занятие в ТЕАТРАЛЬНОЙ СТУДИИ ОЛЕГА БЕЛОВА (15:00).
***
В театре PLAYBACK (Садовая, 82-11) – очередное занятие в рамках учебной программы Центральной школы плейбэк-театра в России, аффилированной нью-йоркским Центром плейбэк-театра (18:30).
***
ТОЛЬЯТТИ
В Тольяттинской филармонии – юбилейный вечер народной артистки России Натальи ДРОЗДОВОЙ «Сцена – ты, занавес – я» (19:00).
***
В драматическом театре «КОЛЕСО» имени Г. Б. Дроздова – «настоящий детектив» Е. Водолазкина «Пародист» (19:00).
***
В Центральной городской библиотеке имени В. Н. Татищева (Тольятти) – театральная гостиная «ТЕАТРА ВОЛШЕБНЫЙ МИГ!» с участием актеров театра «Колесо» (14:00).
***
В библиотеке № 12 (Тольятти) – «ТЕАТРАЛЬНЫЕ ПОСИДЕЛКИ» с участием актеров и режиссера театра «Вариант» (13:00).
***
В библиотеке № 32 (Тольятти) – творческая мастерская «КУКЛЫ СВОИМИ РУКАМИ» в рамках совместной программы с  Тольяттинским театром кукол «Книги и куклы» (13:00).
***
СЫЗРАНЬ
В Сызранском драматическом театре имени А. Н. Толстого – музыкальная комедия О. Фельцмана «ТЁТУШКА ЧАРЛИ» в постановке Саранского театра (19:00).

КИНО
В ЦРК «Художественный» – открытие ФЕСТИВАЛЯ ВЕНГЕРСКОГО КИНО и показ мелодрамы Габора Херенди «КИНЧЕМ» (18:00.

ФОЛЬКЛОР
В Музее Алабина – «ХРАНИТЕЛЬ СТАРИНЫ», открытая лекция-концерт с презентацией фольклорного наследия Самарской области из аудиоархива из наследия этнографа М. И. Чувашова (18:00).

ОБРАЗОВАНИЕ
В Музее Алабина завершает работу VII Межрегиональная научно-практическая конференция «САМАРСКИЙ КРАЙ В ИСТОРИИ РОССИИ», посвященная 195-летию со дня рождения П. В. Алабина.
***
Илья ДЕМИН, доктор филологических наук, профессор Самарского университета, прочитает в философской школы «СИМПОЗИОН» заключительную лекцию «СЕМИОТИКА И ПРОБЛЕМА ДЕИДЕОЛОГИЗАЦИИ СОЦИАЛЬНЫХ НАУК» в рамках цикла «Политический мир в зеркале семиотики» (областная универсальная научная библиотека; 18:30).